активисты недели
    нужны в игру
    Лучший пост от Келли. • Слова Сильви, как наточенный топор рубили правду, от которой Келли пытался уйти. Залить ее доброй дозой алкоголя, заглушить болью от полученных травм или же просто игнорировать. [читать дальше]

    CROSSTELLER

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » CROSSTELLER » Партнерство » panem. the bell jar


    panem. the bell jar

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    https://i.imgur.com/rEd2FWM.png


    0

    2

    galatea & nero
    [галатея & нерон – 17 & 16]

    https://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/3/469869.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/3/789703.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001c/0b/86/3/876735.jpg
    [deva cassel & noah schnapp]

    [indent] » 2nd district tributes


    what happened to us that we now send our children into the world like we send young men to war, hoping for their safe return, but knowing that some would be lost along the way. when did we lose our way? consumed by the shadows. swallowed whole by the darkness. does this darkness have a name? is it your name?


    в конечном итоге круг замыкается, они приходят и садятся напротив, у них одинаковые лица и одинаковые больные глаза. сейчас они думают, что они волки. что они хищники. что они выйдут на арену и съедят перепуганных ягнят. у них жадные руки, острые зубы и желание проглотить мир сырым, это значит только то, что все они фатально потеряны. что выбор был сделан задолго до них и останется неизменным после.
    эти дети возмутительно заменимы и в их системе коордиант при любом раскладе теперь есть только арена, потому что.
    они приходят и задают вопрос, всегда один и тот же:
    - что будет после арены?
    а хэйдс всегда молчит, будто не знает ответа, будто ей нужно время для раздумья:
    - после арены не будет ничего, и неважно, выходите вы оттуда со щитом или на щите. с этого момента вы всегда на арене.

    строго факты.

    эти дети мне нужны со стороны менторки второго дистрикта,  их набрасываю максимально прозрачно, даже фамилии оставляю на ваше усмотрение. сюжетно у нас будет небольшой простой в играх, где у трибутов будут шансы продемонстрировать себя со всех сторон. что предполагает большое количество работы с командой, со мной в том числе. учитывая то, с чем мы имеем дело – нормально не будет, но будет ужасно. при наличии должной заинтересованности, мы с вами здесь, чтобы побеждать.
    также обращаю ваше внимание на то, что на 25ой квартальной бойне трибуты выбирались самими жителями дистриктов, потому сразу думаем, где ваша жизнь свернула не туда.
    по моим соображениям.

    нерон:
    - из моих пожеланий, темная лошадка и мальчик-убивашка. вероятнее всего на игры попал потому что по умолчанию считался криповым ребенком, и его сбыли буквально из серии с глаз долой из сердца вон.
    - достаточно скилловый, но лучше всего становится незаметным, искать его где угодно – искать черную кошку в темной комнате.
    - давайте сделаем его мастером над тенями, с наступлением темноты превращается в машину для убийств. по факту находится в ужасе и переживается экзистенциальный кризис 90 процентов времени.
    - проходил обучение, не успел его закончить, лучше всего справляется с ночной охотой, резать и стрелять – пожалуйста. общаться? давайте кто-нибудь другой.

    галатея:
    - лапочка-дочка, в академиях не обучалась и вообще прекрасно жила во втором, поскольку родители у нее были при должностях. народная истина гласит, что заберите у меня одну корову, чтобы у соседа две сдохло. на игры попала именно потому что слишком красивая, слишком богатая, слишком хорошо жила.
    - мне нравится думать, что в каждой миленькой лапушке сидит та, кого в конце приличной истории сжигают на кострах. железный характер, крайняя степень эгоизма и осмотрительности. сделает все, на что способна и все, на что ее хватит.
    - навык обращения с оружием оставлю вам, впрочем он маловероятен, а вот навык вить веревки из всех, кто попадается на пути – несомненный. плюс сияющая персоналити. эта девочка продаст себя хорошо даже если выпустить ее на люди в мешке с картошкой.
    - неиронично имеет четкий план выиграть на играх и остаться в капитолии в качестве сначала чьей-то любовницы, дальше как получится. но во второй дистрикт ее амбиции не помещаются.

    все это можно повернуть на 180 градусов и обсудить со мной, наше знакомство скорее всего будет недолгим. но продуктивным.

    пример поста

    не знает, что мы живем втроем.
    или шюджи знает, но молчит, и сводит с ума, сводит с ума, играет, и пусть.
    шюджи говорит: ты свободна, моя маленькая jailbird.
    тетта говорит: ты – оружие, инструмент и должна быть благодарна, делай что говорят.
    они друг другу противоречат, и безусловная чуйка говорит тебе, что врут они оба, но это неважно, это неважно, тебе хочется простых вещей.
    тебе ничего не хочется.
    ты послушно открываешь рот, позволяя шюджи закинуть туда таблетки. ты улыбаешься, когда шюджи вытаскивает тебя из петли, в последнюю секунду, хохочешь и молотишь по ней кулаками. ты плачешь, когда вы трахаетесь, ты рычишь, когда тетта называет тебя шлюхой – ревность такая злая подруга, тет-та. ревность сожрет тебя.
    у ревности будет твое лицо, потому что тетта скажет про ревность, про кейске, про то, что уж ты-то должна знать о том, что ревность убивает.
    где твоя девочка, ханемия?
    у тетты тело такое легкое, ты можешь поднять ее за шею, одной рукой, сжимать и ждать, пока в глазах сотрется и холодная ярость, и появится боль, и за болью – за болью словно молочная пенка, страх.
    «назови ее по имени, тетта, я прикончу тебя. я буду хреначить твоей не в меру умной головой об пол до тех пор, пока не треснет.»
    ваш интимный момент нарушается, появляется шюджи, появляется маленькая подружка кейске – матсуно? так? но ее костюм сидит безупречно, и пока шюджи пытается расцепить твою хватку, дать тетте хоть немного воздуха, ты думаешь о том, что шюджи эту сучку по-своему любит, она не успокоится, и шюджи тоже, а значит колесо продолжает вращаться, и кармический долг настигнет нас всех однажды.
    шюджи больше тебя, шюджи умеет говорить так, что ты слушаешься, птичка моя, тебе бы передохнуть, и чего ты так взбесилась.
    но ты смотришь на матсуно, ее стрижка, ее огромные глаза, и ее губы – и ты знаешь, кейске была здесь, ты узнаешь людей, отмеченных кейске даже раньше, чем они узнают тебя – ты забрала ее. твоя вина. ты.
    кейске ждет тебя на другом конце веревки, кейске ждет тебя на дне бассейна, кейске ждет тебя на крыше высотки,
    кейске ждет тебя, твоя сшитая не по мерке, огромная, заебавшаяся тень.
    шюджи получает какую-то извращенную форму удовольствия от подобных ситуаций, ты знаешь, кем она предпочла бы тебя видеть – удобной, затраханной, напичканной наркотой. чего шюджи не знает, ты бы ей позволила, но это мерзкое ощущение живущее у тебя под кожей, армия муравьев, и по ночам ты тормошишь шюджи, ты тычешься лицом в ее шею, ты повторяешь, не могу спать, не могу спать, вытащи.
    но в конечном итоге тетта – это всегда проблема шюджи, а тебя уводит матсуно и ее руки маленькие, ее маникюр, ее сережка, тебе кажется, что даже там ты видишь «кб», и тебя тошнит.
    «хочешь убить меня, а? матсуно?»
    и она смотрит на тебя словно на дурочку, и ее глаза режут так глубоко, что ты бы встала для нее на колени прямо здесь, и ты помнишь этот взгляд где-то. откуда-то. у тюрьмы, когда шюджи тащит тебя за ручку как истерящего ребенка.
    ты хочешь спросить ее. маленькая матсуно. бесстрашная матсуно.
    ты хочешь спросить ее.
    ты была там? когда кейске целовала тебя, она говорила обо мне?
    но матсуно упаковывает тебя в такси, на безопасное расстояние и говорит:
    «думаешь, баджи-сан хотела бы этого, ханемия?»
    я бы хотела. думаешь ты.
    я бы хотела, чтобы кейске скучала по мне там.
    фигура матсуно скрывается за поворотом и в ее позе, в развороте ее плеч, ты видишь эту несокрушимую уверенность, с которой она продолжает волочить свою любовищу, которая никогда не найдет адресата.
    ты причина.
    у вас есть правило, тебе нельзя принимать ничего без шюджи, потому что она знает, что ты не остановишься «и ладно если ты сдохнешь, тора, но овощ мне точно не нужен.»
    тебе никто не нужен, огрызаешься ты, и вскрываешь любимую бутылку шюджи, у нее удивительная тяга к сладкому, но ты делаешь глоток прямо из горла, и тебе смешно.
    и ты думаешь об испуганных глазах тетты, думаешь о зацелованных губах матсуно, о том, как шюджи шепчет тебе в ухо что-то успокаивающее.
    шюджи возвращается домой поздно, выглядит заебанной до крайности, усталость сочится сквозь ее глазницы, чтобы увидеть тебя, потрепанную и полуголую, посреди вашей гостиной – шюджи не собирала бездомных котят, только бездомных птичек на проволоке.
    и когда ты бросаешься к ней, не спотыкаешься, тело все еще помнит недавний танец, разогретое и теплое, и ты хохочешь.
    — ну теперь. теперь-то. скажи мне. теперь-то тетта меня убьет?
    и ты запрокидываешь голову, это так смешно, но даже тогда ты не видишь ее глаз, ты целуешь ее шею и улавливаешь остаточный аромат парфюма, им пропахла твоя кожа и твои волосы.
    — наконец-то.
    шепчешь ей доверительно и целуешь под ухом.
    шюджи не знает, что вы живете втроем.
    кейске смотрит на вас с дивана, ее глаза мертвые, мертвые, она не дает тебе притвориться ни на секунду, ее глаза мертвые, и она смотрит на тебя.
    кейске ждет.
    и все равно требует остаться, но я не хочу, не хочу, забери меня.
    я хочу быть там, где ты.

    0

    3

    tigris snow
    [тигрис сноу - 37]

    https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/3/t767442.gif
    [teela laroux]

    [indent] » the academy of capitol, professor of art & design


    elegy in the form of porcelain


    your love is scaring me.

    ты повергаешь меня в ужас, если мы будем совершенно откровенными, но откровение давно покинуло эти стены, правда?
    это вопрос времени, когда ты соберешь множество вещей, перевезешь мастерскую, но уйдешь красиво, будто при тебе одна только сумочка, ты все делаешь красиво, это первое, чему я учусь от тебя. все должно быть красиво, даже там, где нажравшись яда передохли все крысы, а старая грандмадам поет гимн даже на осыпающейся кухне, это всегда пир во время чумы.
    однажды я обещаю тебе: мы туда не вернемся.
    но ты смотришь на меня так, будто видишь насквозь и спрашиваешь: куда мы пойдем, корио?
    твоя любовь пугает меня до панического, до удушья, никто обо мне так не заботился, как ты.
    в какой момент ты начинаешь думать, что возможно я твоей заботы не стоил?
    в какой момент я решаю, что тебе пора уйти.
    это случится не сегодня, моя дорогая.

    you were a kindness.

    все эти блудливые котята, печальные послевоенные дети, возможно я ревновал, только мне хотелось быть обогретым тобой и окруженным твоей заботой. возможно впоследствии все эти влажные, устремленные на тебя глаза, начали давить мне на виски, действовать на нервы.
    слабость в людях похожа на отвратительный мыльный налет на кафеле, ты же видишь в них потенциал.
    это ты предлагаешь добавить на голодные игры стилистов, это ты всегда настаиваешь на лучших условиях для трибутов, твоя человечность ослепительна до того, что начинает резать глаза.
    точно ослепительно белый.
    ты всегда выше, ты всегда первая, ты и твои идеи, твои решения, однажды ты говоришь, я хочу поработать в академии, подготовить новых стилистов на играх.
    и я киваю.
    за толстым слоем ласковой, трогательной заботы, многие – к своему стыду, я тоже – часто забываем о главном, о твоем трудолюбии, твоих амбициях, остром разуме.
    ты тоже сноу.

    snow lands on top.

    tigris, why can’t we look the other way?

    твое несогласие – жесткая линия рта, взгляд, который ты отводишь, но в открытую конфронтацию не вступаешь.
    это танец, который мы с тобой освоили недавно.
    ты делаешь шаг: я знаю, что ты делаешь.
    я делаю свой: я позволяю тебе жить с этим знанием.
    ты делаешь второй: я прощаю тебя за это, но мое прощение не будет вечным.
    я ловлю тебя на полуслове: мне до сих пор нужно твое прощение, моя дорогая.

    иногда я думаю, что по-настоящему для меня имеет значение только одна женщина.
    ты, всегда ты.
    и поэтом ты опасна, тигрис.
    поэтому однажды тебе придется уйти.

    из важных нюансов:

    до того, как вы сдадите меня революционерам еще почти 50 лет, мы с вами все еще друг друга любим и остаемся самыми близкими людьми. (живем вместе тоже, но география стала существительно величественнее) по факту нас ждет замечательная история о потере доверия и падении в бездну.
    я не лезу в вашу личную жизнь и не настаиваю ни на каких пунктах, кроме наших с вами отношений.
    из важных моментов: благодаря тигрис сформировался момент со стилистами на играх. у нас есть котенок – eos fuchs, его притащили вы и это тема для отдельного обсуждения. у этой страны всегда будет две первых леди, официальная – ливия и теневая – тигрис, пока не перестанет.

    жду очень сильно, разумеется, обещаю драму на разрыв всего.

    пример поста

    6 am.
    спуститься вниз по улице, повернуть налево у дома с флюгером в форме звезды, жан не видит в нем смысла, но опять же, жан не видит смысла в данный конкретный период в целом.
    это простой список дел, за это он любит службу. четкое расписание, выверенное, тотальный контроль – над собой и последствиями в целом, это мир стратегий и тактик. и поэтому он работает.
    не работает, судя по всему, его эмоциональный интеллект или его коммуникативные способности. возможно, не работает что-то еще.
    перейти на другую сторону улицу, достать ключ, вставить в скважину, повернуть трижды, не забыв предварительно нажать на дверь.
    дверь открывается беззвучно, черт возьми, он ненавидит скрип петель.
    он не ожидает увидеть ничего, потому что она ничего ему не должна.
    и это хорошо. именно так.
    ничего не должна, никто никого не ждет, никому никто не виноват, и девять дней не решают в общей картине мироздания ровным счетом ничего.
    жан думает, что он устал до какого-то абсурда, устали даже его кости, это знакомая ломота в висках, продиктованная недосыпом и напряженной работой.
    он не думает о хитч чаще, чем это необходимо.
    вот только это необходимо.
    и она, конечно, ничего и никому не должна – она делает это своим жизненным лозунгом.
    но, допустим, он не слишком умен и инстинкт самосохранения подвел его – прямо здесь, прямо сейчас, в первый раз и вероятно в последний.
    ему бы хотелось видеть ее первым делом, когда он заходит домой. сегодня. (завтра и может быть до конца своих дней, это называется стареть и становиться сентиментальным.
    я действительно не становлюсь моложе. я действительно все оставил на этой войне.
    делает ли это меня моральным инвалидом?
    возможно.
    but i’m still kicking, right)

    6pm, 9 days ago.
    это как будто пытаться удержать извивающуюся кошку в руках, чем сильнее ты держишь, тем более жесткое сопротивление встречаешь.
    ты ослабляешь хватку и она уходит шипеть на тебя из-под дивана.
    ты хочешь объяснить ей, что крыша этого дома обвалится в лучшем случае через минуту.
    но кошка не желает тебя слушать. кошки не умеют говорить.
    хитч не кошка, потому всегда может дать сдачи.
    когда жан говорит ей: послушай, я..
    она знает заранее.
    хитч – это пламя на открытой ладони, рано или поздно она слижет кожу до самой кости, и это все равно будет того стоить.
    она бы никогда не стала удобным печным огнем.
    думает жан.
    ты нужна мне сегодня, завтра и..
    и она не даст ему закончить, потому что это слишком близко и слишком громко.
    жан, в свою очередь, знает это еще раньше, чем начинает говорить об этом вслух.
    year 859, we’re still here.
    она убегает так, будто открытое пламя на ладони не имеет с ней ничего общего.

    i'm bad, and they say they that the good die last

    6.15am.
    жан не оборачивается, потому что его воспоминания выглядят ровно так, как они выглядят.
    в смерти у них всегда обнажаются зубы, он не знает, почему.
    в смерти они всегда проявляют свою настоящую суть – дьяволы.
    он упорно продолжает смотреть прямо перед собой. и перед ним она смеется, а после бежит так, будто мертвым зубастым оскалом начал улыбаться сам жан, по инерции.
    он приходит к ней, смердящий запахом войны даже после нее.
    so much for moving on, living on.
    жан не зовет ее по имени, потому что не ожидает ответа.
    ставит чемодан на пол.
    обещает себе, что разберется как только время станет для этого хоть сколько-то приличным.
    is there any decent time for a heartbreak?

    0

    4

    alice
    [элис - 17]

    https://i.postimg.cc/59PjWPbh/656144aab6ab8199fc258c0882ec8cca.jpg https://i.postimg.cc/k4qDqzVm/a41b34de4e0056e060371b487f7b837d.jpg https://i.postimg.cc/cCJH83Mk/a537c4630e1a54fdd6a8ec4b18b2cbc9.jpg
    [jenna ortega]

    [indent] » 3rd district tribute


    красные щёки, кровь на губах
    телом не больно, больно там, где душа
    ты смотришь так мило, так тупо наивно
    что хочется взять и об стену..


    никто не любит успешных людей. никто не любит успешных людей у власти. неважно, насколько честными являются эти люди. насколько честно они добрались до власти. в любом случае, они живут лучше многих. иногда обычной зависти бывает достаточно.
    даже тебе.
    никто не любит успешных людей. ты не исключение.
    мариса-дочка мэра. мариса-девочка-улыбка. мариса-девочка-новое платьице. мариса улыбается всем и каждому, буквально каждой собаке. тянет к ним свои руки, прямо в скалящиеся пасти, касается клыков и уверенно говорит, что ее не укусят.
    ты смотришь на марису волком, толкаешь ее плечом, проходя мимо и шипишь, что не веришь в ее искренность. говоришь ей: “нельзя же быть такой идиоткой”.
    говоришь: “они сожрут тебя”.
    мариса тянет к тебе руки, совсем как тем собакам, мариса говорит: “но кусаешься здесь только ты, элис”.
    мариса глупа. и эта глупость тебя злит едва ли не больше, чем то, как все скалятся за ее спиной.
    ты не будешь ей улыбаться, не будешь с ней милой. ты говоришь ей: “кто-то же должен сказать тебе правду”.
    тебя считают слишком грубой, слишком резкой. тебя не будут ставить в пример. но и трогать тебя не будут тоже.
    в день жатвы тебе хочется смеяться, хочется сказать: “смотри, я была права”. но ты смотришь на ее бледное - белее ее платья - лицо, смотришь, как хватается за край тумбы ее отец.
    они не укусят марису, нет - они отправят ее умирать. мариса-девочка-улыбка и нет ни одного шанса, что она выживет на арене. эти собаки не укусят ее за руку - они перегрызут ей глотку во сне.
    твоя рука летит вверх раньше, чем ты успеваешь все обдумать. - я доброволец.
    мариса-девочка-улыбка и арена для нее приговор. а вот ты - ты готова бороться.

    бонус

    marisa
    [мариса - 17]

    https://i.postimg.cc/B6pb6pD1/3a0ed6328d3127ce571af9f0a9658359.jpg https://i.postimg.cc/R0cNr4Zd/4fd3d48742fce4ccf5880581a3178da8.jpg https://i.postimg.cc/8cnCdCZp/856855a21e88ada9e57ce77e2dab1301.jpg
    [emma myers]

    [indent] » 3rd district


    полюби, полюби мои розовые сны
    мои демоны в постели не дают мне дальше жить
    через боль посмотри, я теперь один из них
    мои дни черчёны мелом, их ты просто сотри


    факты

    да. заявка, как бы, одна, но их как бы две.
    так вышло. я люблю клише и не скрываю этого.
    что могу сказать по ситуации. во-первых, причины, мотивацию, личные моменты всегда можно поменять, я не пытаюсь поставить вас в какие-то рамки. вот - не выходите за их пределы. если вдруг вы такие “о, хочу играть дженну, но не хочу играть эту историю”, я не против того, чтобы обсудить этот момент. будем считать, что это скелет, примерная идея, направление, вдруг вы вдохновитесь и решите, что хотите страдать. (а вдруг).
    во-вторых, я ваш ментор, но я понятия не имею, что мне с этим делать. я могу сейчас сказать, что мы постараемся выиграть в квартальной бойне и вернуть вас домой, но это не точно. уповаем на то, что в сюжете 25 игры искусственно затягиваются (король умер, да здравствует король), плюс всегда есть прошлое (плюс если потенциально мертвого трибута недостаточно, всегда можно взять еще одного персонажа), то есть, на поиграть событий хватит. со стороны взаимодействия трибут-ментор я готов с вами поиграть, не обещаю безумный темп игры, но что-то обещаю.
    кроме меня у нас в дистрикте присутствует стилист, возможно, что-то организуется с ним. второй трибут и второй ментор пока отсутствуют как класс, но может быть будет какой-то порыв с вашей стороны.. или что-то совместно придумаем.
    и я не буду обещать золотых гор, будет прям прикольно, если вы придете и будете готовы еще куда-то вписаться, с кем-то пообщаться, как-то себя развлечь. я очень постарался бы помочь, но самостоятельность приветствуется тоже.
    п.с. имена не принципиальны.

    пример поста

    вопросов не становится меньше. кажется, с количеством информации они только начинают множиться.
    кажется, что это такой снежный ком, который становится все больше, который все быстрее несётся в сторону янлина. едва ли у него есть шанс от него спрятаться. избежать столкновения.
    рано или поздно.. его погребёт под ним. и совершенно не ясно, есть ли хоть какой-то шанс быть к этому готовым.
    янлин кивает, принимая одежду из рук луаня. хорошо, это простая часть - та, где стоит просто выполнять элементарные действия. это то, с чем он сможет справиться.
    янлин не торопится одеваться, возможно, ему стоит попытаться, подумать. понять.
    он спускает воду в ванне и какое-то время просто остается сидеть на ее бортике, смотря куда-то перед собой.
    что он имеет в итоге? хотел ли он понять, собирается ли луань платить за его пребывание здесь? возможно.
    понял ли он, что имел в виду эш, называя его очередным? определенно, да.
    и с этим.. кажется, с этим стоило что-то делать. янлин не думал, не считал луаня кем-то ужасным, способным заставить человека делать что-то против его воли (если быть до конца честным, янлин в целом не очень представляет, что существует человек, который мог бы луаню отказать). и в целом информация о том, что луань тоже.. покупал кого-то, она не была чем-то таким, что могло бы что-то поменять.
    это все еще был луань. это все еще был лучший человек в жизни янлина. не имело значения, насколько он предвзят и необъективен. это просто был луань, этого было достаточно.
    и это было простой частью. простой частью, которую, возможно, он не должен был принимать вот так, но. он уже это принял.
    куда сложнее - страшнее - было понять то, что будет дальше с ним самим.
    янлин дергается, когда понимает, что уронил на пол одежду, пока пытался что-то понять. судя по тому, что полотенце на нем стало неприятно влажным, он провел так довольно много времени. а ведь луань сказал, что будет его ждать.
    что-то внутри начинает колоть от мысли, что луань его ждет, заставляя довольно бодро выбраться из полотенца и натянуть на себя вещи луаня. вещи луаня, которые пахнут луанем.
    приходится подвернуть резинку на штанах - они ему немного длинноваты (ну, конечно, с ногами луаня, было бы странно, если бы было иначе), прежде чем выйти из ванной.
    это кажется таким странным, что у янлина опять - в очередной раз за сегодняшний вечер - перехватывает дыхание. он уже был здесь - в спальне луаня - но в прошлый раз.. едва ли в прошлый раз вообще существовало что-то кроме самого луаня.
    а теперь у этого места появилась какая-то общая картинка, которая, впрочем, никак не влияет на стремление янлина смотреть только на луаня.
    как будто он может не.
    и это сейчас почти физически больно. настолько он близкий, домашний, уютный. кажется, красивее янлин и не видел никогда.
    кажется, ему больше и не требуется ничего, только иметь вот такую жизнь рядом с луанем.
    и от этого горько.
    он ведь не должен забывать, не должен обманывать себя.
    янлин мотает головой, - нет, я не хотел один.., - получается поспешно, даже немного панически. хочется отвести взгляд, все снова становится смущающим, но янлин смотрит.
    их - его - время все еще ограничено.
    - я скучал, не был уверен, что мы снова увидимся, смотрел твое шоу. - он не уточняет, сколько раз, не говорит, что пытался перекрыть красивой картинкой все свои кошмары. он не хочет казаться еще ненормальней, чем он уже.. - ты там очень красивый. и сейчас.. красивый.
    янлину стоило бы остановиться. но он не может.
    не сейчас.
    он даже машинально касается рукава футболки после слов луаня про плечи. она - футболка - действительно несколько тесновата, но янлин не думал об этом до этого момента. он почти спрашивает, не испортит ли он ее (не растянет?), или, может быть, ему стоит извиниться? за плечи? но луань продолжает.
    луань говорит про юйлуна (янлин кивает, янлин успевает улыбнуться, ему нравится стилист их дистрикта, хотя иногда он немного и пугающий. и тогда он был действительно очень расстроен из-за того, что янлин стал шире в плечах, янлин даже честно извинялся, он не подумал, не делал это специально, он просто.. пытался не сойти с ума?), луань говорит про жатву, про следующие игры.
    и этого оказывается достаточно. как будто пазл складывается.
    и неважно, совершенно, неважно, что было до. янлин принимает все это просто.
    это такие мелочи по сравнению с новыми реалиями его жизни. но.
    скоро будут новые игры - янлин не думает сейчас о том, чем это обернется для него, хотя, на какое-то мгновение грудь стискивает от нехватки воздуха - скоро будет кто-то еще? ведь так? еще один победитель.
    еще кто-то, кто заинтересует капитолий. возможно, куда сильнее, чем интересует янлин. и это - ужасно по отношению к новому победителю - должно приносить облегчение.
    должно давать какую-то надежду.
    вот только. будет кто-то следующий? в этой спальне, в этой ванной, в этой квартире.
    янлин понимает, что не имеет права ревновать, но.
    возможно, луань не будет заботиться больше ни о ком так, как заботится о нем, ведь все остальные не были его трибутами. вот только все остальные и не доставляли столько проблем, да?
    их ведь не надо было спасать.
    янлин думает - все они, возможно, в, чем-то лучше него, сильнее, умнее, красивее, менее проблемные. вряд ли кого-то еще привозят ночью под дверь луаня.
    вряд ли ему приходится… - прости. - янлин испытывает огромное желание извиниться, за себя, за ситуацию, даже за собственную ревность.  он садится на край кровати, смотрит на луаня снизу вверх. ему хочется объяснить, но в тоже время не хочется.
    все еще не хочется тратить их время на жалость к себе, на бессмысленные страдания.
    - можно я…?, - он тянется к луаню, берет его за руку, заставляя подойти ближе, отбрасывает в сторону несчастную подушку и обнимает луаня, утыкаясь лицом ему в живот. так неудобно говорить - приходится повернуть голову, прижаться щекой к животу. на самом деле, он не то, чтобы знал, как сказать. попросить? покупать его? пообещать, что он сделает все, что угодно? янлин сглатывает.
    - но мы же будем видеться?.. я.. бы хотел, то есть.. если хочешь ты. я пойму, если нет, правда. я понимаю. - едва ли янлин выглядит понимающим сейчас, когда буквально отказывается разжимать объятия и отпускать луаня. но он отпустит. если луань скажет.. как только он скажет. - просто.. в прошлый раз.. я подумал, что тебе было хорошо со мной.
    или луань просто слишком хороший человек, который не стал расстраивать янлина. в конце концов, янлин все еще здесь.

    0

    5

    Имя на ваш выбор
    [27 - 32]

    https://64.media.tumblr.com/cd6c3c6ab805470ad8b67eac589758b1/f931acd1dfe8544b-bc/s400x600/b0593941fc93976cf48b7873a65acc78641b16ac.gifv
    [Майли Сайрус]

    [indent] » Стилист 4-го дистрикта


    Большое вам всем спасибо! Не думаю, что я кого-то забыла, но нижнее белье я могла забыть. Пока!


    Ты выглядишь счастливой капитолийкой, но так ли это на самом деле?

    Ты всего добилась сама. Через тернии к звёздам. Твоя семья хоть и родилась в Капитолии, но обеднела во время войны. Ты не озлобилась, ты не пошла по головам. Ты осталась собой.

    Окружающие хотели послушания, надеялись, что ты пойдёшь по стопам родителей, но с детства тебя манило другое. Стиль, внешний вид, создание одежды. Тебя заставляли учиться, но ты сбегала и изучала тайком.

    Сопротивлялась, боролась и добилась своего.

    - Я не стала плохой. Я просто выросла, - говорила ты окружающим.

    В какой-то момент в Голодных играх появились стилисты, ты подала свою заявку на участие и заняла должность стилиста 4-го дистрикта.

    Мы вряд ли пересекались на Голодных играх с моим участием, но теперь я - ментор, а значит мы работаем сообща. Приходи, мы вместе обсудим наши отношения и игру.

    пост читать

    Голодные игры не заканчиваются после арены. Только начинаются.

    Это ужасное, болезненное осознание приходит далеко не сразу. И именно тогда живые завидуют мёртвым, а победители более поздних игр завидуют ранним. Тем, кто участвовали в первой десятке. Те, кто погибли, и те, кого оставили в покое.

    Мэгс не повезло. По всем фронтам. Мало того, что её игры были переходными, так ещё и она отправилась в первый тур победителей. Видела боль в глазах других людей. Боль, что именно она выжила, а не другие.

    И так из года в год.

    Выживших на арене становилось всё больше, а количество жертв увеличивалось в геометрической прогрессии. И никто не мог остановить эту беспощадное, безжалостное шоу.

    И мало того, что ты – участник игр, после «победы» предстоит ещё и менторство. Каждый год готовить молодых трибутов на смерть. И только один из них выживет и вернётся. У ментора даже шанса нет вытащить обоих, а значит лучше не привязываться.

    И, конечно же, это так больно – не привязываться. Осознавать, что два подростка как скот на убой. На потеху развратной сумасшедшей публики Капитолия.

    Неужели игры – навсегда? Неужели они никогда не остановятся?

    После двадцать третьих Голодных игр победители вновь отправляются в очередной тур. У Мэгс это далеко не первый. В такие моменты хочется просто затеряться, исчезнуть. Сбежать.

    Но мы в очередной раз выходим улыбнуться. Улыбнуться и помахать рукой. Поблагодарить Капитолий за подаренную возможность. Возможность жить счастливой и богатой жизнью.

    Улыбка превращается в усмешку. Деньги окровавлены смертями. Каждый победитель – убийца. Каждый платит собой, своей жизнью и телом. Разве это счастье?

    Скоро долбанный тур закончится. Скоро можно будет вернуться «домой» и провести несколько дней в тишине. Пожить простой жизнью. Хотя бы притвориться.

    В одном из помещений Мэгс замечает растерянного молодого парня. Хмурится, пытаясь вспомнить кто он – ужасная память на лица. Её осеняет – победитель последних двадцать третьих игр. Вроде бы стоит просто пройти мимо, оставить его в покое, со своими терзаниями и осознаниями, но Мэгс не может.

    Ей и самой не хватало взрослого, кто прошёл через тот ад, что прошла она. Взрослого, кто бы поддержал в трудный момент.

    – Эй, – обращает на себя внимание Мэгс. – Ты как? Для тебя это в первый раз…

    *Внешность Майли Сайрус не обязательна, но это роскошная дама, была бы рада видеть именно её
    История обговариваема и обсуждаема. Хочу видеть сильную пробивную личность. Как ты относишься к Капитолию и Голодным играм - на твой выбор.

    0

    6

    karl wagner
    [карл вагнер - 30]

    https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/32/t344790.jpg

    [mark tishman]
    [indent] » lawyer, sponsor


    …Думала ли ты о том, что мы не должны потреблять радость и свет, не производя ни того ни другого? Быть непонятным, мрачным и недооценённым — это довольно просто. Невероятно трудно быть добрым, ясным и открытым. И с возрастом этот труд становится для иных почти непосильным.


    "Капитолий - город огромный и полный возможностей", - любил повторять твой отец, и ты принял его установку, как руководство к действию. Не просто наследник и продолжатель семейного дела, а человек, сумевший поднять репутацию фамилии на новый уровень. Бесстрастный юрист и настоящий профессионал, за помощью к которому обращаются самые влиятельные люди столицы. Любимец матери и гордость отца, не знаю, что ты рассмотрел в упрямой девчонке, которой Вагнер-старший вручал права на материнское наследство, и спрашивать точно не стану. Моё наследное дело можно считать твоей первой проверкой профпригодности на практике, с того момента мы, собственно, и общаемся.
    Твоя тактичность и задатки психолога искренне восхищают, однако, я все чаще начинаю задаваться вопросом идеальности твоей личности. Никогда не стремилась раскапывать подноготную, уважая личное пространство и довольствуясь крупицами дружеских откровений, но знай, что приму тебя любого, со всеми достоинствами и недостатками.
    _______________________________

    Это не полноценная заявка, лишь наброски мыслей о возможном образе, которые можно подкорректировать. просто закономерно же, нет: там, где есть Паршута, должен быть и Тишман. На паре не настаиваю, но крепкую дружбу в этом тандеме канонно вижу. Нужен человек, способный, не выясняя причин и не осуждая, сорваться по первому зову и просто побыть рядом, если потребуется. Нужен человек, который спокойно воспримет обыкновенный сарказм Джеммы, и уже вдали от посторонних глаз даст ценный и мудрый совет, а то и мотивирующий пендель. Смею заверить, что вполне готова на обоюдные подвиги.
    Будет вообще прекрасно, если Карл, хоть иногда, будет вписываться в спонсорство седьмого, но на этом не настаиваю. Открыта для инициатив и обсуждений

    пример поста

    "Плачь, если плачется,
    а если нет, то смейся,
    а если так больнее, то застынь — застынь,
    как лед,
    окаменей ...
    (В. Леви)

    Эмоции — опасная сторона человеческой натуры, способная выдать всю подноготную. Не столь важно, праведную или грешную. Настоящую, истинную, не скрытую под личиной удобного и общепринятого. Быть собой в столице непозволительно — урок, усвоенный слишком рано и не подлежащий сомнению.
    Изначально глупо было рассчитывать на адекватное восприятие победителем семнадцатых речей какой-то капитолийки. Тут все максимально просто. Черно-белый мир, в котором столичники — зло во плоти, а жители дистриктов — воплощение света и великомученничества. Все сразу становится на предопределенные кем-то свыше места и обретает ясность!
    Какой видит стилистку Эш?
    Выскочка, решившая устроиться в жизни получше за счет жизней детей шестого дистрикта. Иного варианта попросту нет и быть не может. Стереотипы сильны, и не только здесь. О пользе раскола помнишь, как бы ни желал обратного.
    Что же, ради эгоистичного спокойствия новоявленного ментора из лица победителей, блондинка готова подтвердить абсолютно любую, даже самую грязную или обидную теорию. Он же прошел Арену и понял жизнь. Считай, получил право и разрешение!
    Нарочито-развязное поведение Ридуса не цепляет по-настоящему. показательные выступления призваны отвлечь от испытываемого им чувства больной утраты. До конца не пережил и не отпустил. Мог ли, если разобраться?
    Жалость — страшное чувство, но именно оно возникает при мысли о Ридусе. Незлобивый по натуре, ощетинился после потери единственного дорогого человека. Но и избранный курс Крауч не считала верным.
    Всего одних игр хватило, чтобы понять: победителей не существует.
    Бойня просто уничтожает все человеческое, но и вытаскивает на обозрение толпы все дрянные и темные черты характера. на выходе появляется нечто уродливое, мерзкое и больное по сути свой.
    Эш не заслуживает такой участи уже потому, что Луна для него подобной судьбы не желала. Светлая искренняя девочка, как и всякая носительница человеческой мудрости, видела все наперед. Вот только знать не могла, что ее единственно-близкий человек не справится. Не пожелает даже пытаться.
    — Бравада и оправдания в одном флаконе? — ее голосом можно резать металл. Самообладание уже давно не подводит. И дело здесь не в разнице возраста, не слишком значительной, стоит отметить.
    Ледяной колкий взгляд сопровождает все чудачества мальчишки. Сейчас он именно мальчишка, и ничто Крауч переубедить не способно.
    — День откровенности, Ридус? — она не шевелится и не выдает ни тени страха, когда крепкая ладонь недавнего победителя обхватывает тонкое запястье.
    — ты слаб и жалок в этой слабости. Настолько, что утягиваешь юных и неокрепших в собственное болото, — она без колебаний встречает чужой взгляд.  — Одна могила? Не тешь себя иллюзией, — взгляд переводится на сжавшие ее руку пальцы, — остальные могилы отчасти на твоей совести. Вину Капитолия никто не отменяет, но порой невмешательство и равнодушие большее преступление.
    Рассуждения о смерти в иной ситуации вызвали бы веселье. Забавно же: на арене инстинкт самосохранения включается раньше потребности философствовать о гуманности и справедливости. Сожаления же о содеянном появляются гораздо позже. Но даже тогда ни одну покаянную голову не посещают мысли о самоубийстве, как о способе вернуться к верному решению. Мужчины порой склонны к театральности более женщин.
    — Мне есть что терять, ты прав, — краткая усмешка, отдающая оттенком высокомерия. Капитолийская стерва, как же иначе?! — И если придется жертвовать чем бы то ни было, я буду осознавать, что это последствия МОЕГО решения. Потому мне и разгребать.
    Отстраняется. Попытка эффектного запугивания потерпела фиаско. Джем не злилась по-настоящему, отчасти понимала, совершенно искренне желая поддержать. Только требовалось ли это купающемуся в жалости к себе Эшу.
    Не до конца осознавая грядущие последствия своего порыва, но интуитивно понимая верность избранного способа действия, Крауч стягивает с шеи тонкий кожаный шнурок с мелкими вкраплениями серебряных пластин, на котором болтается простой серебряный же медальон без каких либо лишних инкрустаций.
    — Таким ли она тебя видела, подумай на досуге, — массивная вещица небрежно шлепается на колени горе-ментора.
    Джем же отставляет стакан, намереваясь покинуть помещение.
    Фото луны должно было служить неким напоминанием о свете, оставшемся в их непростой жизни.
    Нежно улыбающаяся девочка, тонкая и женственная в своей расцветающей красоте, оказалась слишком чистой для всего этого мира.
    — Возможно, смерть для нее была большим милосердием. И не мне объяснять, почему. Этот, как ты уже сказал, кошмарный мир, ее просто не заслуживал.

    0


    Вы здесь » CROSSTELLER » Партнерство » panem. the bell jar


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно