Нужные
В понедельник хочется на работу во вторник.
(с) Народная мудрость.
Пост недели от Конрада День в неотложке выдался спокойным, хотя даже думать такое себе позволять было нельзя – врачи, казалось бы, люди образованные и верующие в науку, но некоторые приметы, проверенные на собственном опыте, свято чтили. Вслух подобное сказать – и вовсе преступление, причем, не в отдельно взятой больнице Атланты, а, наверное, и во всем мире: стоит оговориться о легком дне, и через час уже будешь разгребать завал невиданного размаха: пожар или крупную аварию.

CROSSTELLER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSTELLER » Гостевая книга » Нужные персонажи


Нужные персонажи

Сообщений 31 страница 60 из 64

1

— заявки оформляются строго по шаблону представленному ниже;
— в списке всех заявок, красной * помечаются выкупленные заявки;
— выкуп заявки означает, что всё, что указал заказчик в ней должно быть вами соблюдено, а так же вы не имеет право занять роль в обход данной заявки. необходимо связаться с заказчиком до подачи анкеты;
— анкеты на персонажей, представленных в этой теме, должны быть одобрены заказчиком заявки и лишь после этого могут быть приняты администрацией;
— если заявка не выкуплена, а вам не нравятся условия, озвученные в ней, вы в праве взять персонажа в обход заявки;
— мы просим не злоупотреблять заявками и адекватно оценивать свои силы, ведь вы должны будете обеспечить игрой того, кто придёт по вашей заявке;
— заказчик вправе потребовать освободить роль если вы шли по его заявке, в следующих ситуациях: при несоответствии указанным в заявке критериям и требованиям уже после принятия анкеты, при нежелании взаимодействовать с ним, при отсутствии игры и далее. однако, каждый случай будет рассматриваться администрацией индивидуально;
— в случае, если заказчик, по заявке которого вы приняты на проекте, так же проявил нежелание взаимодействовать с вами, как со своим нужным и не обеспечил игрой, вы в праве написать администрации и в дальнейшем сменить роль по упрощённой схеме, а так же получить бонус, в качестве извинения;


— NAME SURNAME (латиница) —
[название вашего фэндома на английском]
--
[имя знаменитости на англ. или original]

— ОБЩЕЕ —
Свободное описание вашего нужного. Пожелания по отношениям и истории.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Здесь указывайте ваши требования/пожелания к будущему игроку

— ПОСТ —

пример вашего поста

— ШАБЛОН ЗАЯВКИ —
Код:
[align=center]
[font=Yeseva One][size=25]— NAME SURNAME (латиница) —[/size][/font]
[название вашего фэндома на английском]
[img][/img]
[size=10][имя знаменитости на англ. или original][/size][/align]

[quote][align=center][font=Yeseva One][size=16]— ОБЩЕЕ —[/size][/font][/align]
[font=Fixedsys][size=14]Свободное описание вашего нужного. Пожелания по отношениям и истории.[/size][/font] 
[/quote]

[quote][align=center][font=Yeseva One][size=16]— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —[/size][/font][/align]
[font=Fixedsys][size=14]Здесь указывайте ваши требования/пожелания к будущему игроку[/size][/font]
[/quote]
[spoiler="[align=center][font=Yeseva One][size=16]— ПОСТ —[/size][/font][/align]"]пример вашего поста[/spoiler]

Отредактировано Mila Riley (2022-02-02 20:31:44)

0

31


— MACAU THEERAPANYAKUL —
kinnporsche
https://i.ibb.co/v41yj5g/tumblr-62cd673f9b84737e20ca68e540df1ff9-6ff04109-400-1.gif https://i.ibb.co/Mf028JW/tumblr-3878ba2b5a0e558d39ee1d3eca2987f5-b5e94fad-400-2.gif
Ta Nannakun Pakapatpornpob

— ОБЩЕЕ —
Разыскивается лучший, самый любимый и светлый младший брат на свете.
До появления Пита ты был моей единственной семьей. Твое место в сердце никто никогда не займет.
Я никогда не питал иллюзий в отношении нашего отца. С матерью я провел на несколько лет больше тебя и лучше помню, что она всегда была несчастна. Так вышло, что ты стал моей единственной отдушиной в этом блядском мире. Возможно, мои чувства такие же больные, как вся наша семья: я излишне тебя опекаю, и это не пошло тебе на пользу. Но вместе с тем это все, что я умею. Поэтому так само получилось, что я - твоя мать, твоя защита от отца, твой старший. И во многом благодаря этому твоя жизнь куда лучше, чем могла бы. Чем моя.
Тебя не касаются дела мафии. Ты пока обычный школьник, который думает преимущественно о поступлении.
Я делаю все возможное, чтобы ты не узнал о том, какая за это мирное счастье мной заплачена цена. И я верю, что ты не догадываешься. Но так ли это, брат?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Приходи, бро. Давай построим свой пост!канонный мир с Блэк Джеком и шлюхами. Для вас с Питом я сделаю все и чуть больше. Найдем тебе школьную футбольную команду. Депрессию вылечим. Доктора у Кхуна отобьем и тебе отдадим. Весь мир для одного тебя. И игра с братом - тоже.
Требований у меня очень мало. Пожалуйста, пиши хотя бы пост в месяц для брата. Пожалуйста, дай мне окунуться в нашу историю до новеллы \ лакорна. Будь моей тихой гаванью.
Чувство юмора в игре со мной желательно, потому что ничего святого у этого проклятого Вегаса. Минимальная грамотность - желаема. Сюжетами, идеями, хэдканонами обеспечу слихвой.

— ПОСТ —

Вегас не признает границ: в положении сына второй семьи есть неоспоримые преимущества — оправдывать дерьмовые ожидания слишком просто. С самого детства в нем видят лишь отпрыска тупиковой ветви — легко побеждать тех, кто тебя недооценивает. С пеленок его нарекли чудовищем, и это удобно — ему никогда не требовалось следовать нормам морали. Даже родной отец...

В жизни Вегаса действительно нет границ, но есть крепкая, непробиваемая стена. Ее размерам могла бы позавидовать Великая Китайская, да и скелетов в ней замуровано куда меньше, чем в той, о которую Вегас всю жизнь пытается не разбиться. Его отец — словно криво построенное ограждение тюрьмы для смертников: убогий кирпич, тонущий в свинцовых облаках, колючая проволока под вечным напряжением и слюни, капающие с клыков бешеных собак. Безнадега. Безнадега?

Именно эта стена долгие годы, — Вегас об этом даже не подозревал, — скрывает от него очевидные истины, которых так не хватает для комфортного существования. А может быть их выбивают из светлых мозгов кулаки, крепкие подошвы, неизменные каблуки, которые лишают ударами дыхания. Но лучше его, чем брата. Вегас не знает, почему не прекращает попытки взобраться, перевалить через острые зубья туда, в неизвестное. При полном отсутствии информации о территории за границами тюрьмы, есть шанс получить вместо награды за побег наказание. В такие минуты ему кажется, что даже смерть будет лучше его существования. В них его якорь — слепая любовь к брату, — служит настоящей удавкой.

Вегас улыбается. Иногда это сияющая маска, призванная соответствовать образу золотого ребенка. Иногда — волчий оскал. Или лучше сказать — шакалий? Настоящие хищники — основная семья. Они же всегда жрали ту падаль, которую им оставляли. Мысль, отдающая трупным смрадом, всегда отравляла его душевное равновесие. Зависть. Зависть?

Зависть. У нее кислый привкус ревности к отношениям сына и отца; послевкусие лайма и наркотического дурмана.

Вегас долгие годы верит, что стена, разбивающая жизнь и личность напополам, нерушима. Но уже больше недели он понимает, как сильно ошибался. Его встречи с отцом учащаются.

В первый раз он натыкается на трещину в камне где-то в дешевом мотеле на половине пути от Сонгкла в Наративат.

— Ты просто падаль, — у отца тяжелая рука.

Он всегда бьет по лицу. Раньше Вегасу кажется, что все дело в инстинктах, древних, как человеческая натура: унизить, оставить всем видную метку, заклеймить худшего сына. Но сегодня он понимает — все дело в том, что он мало похож на отца. Тонкие острые хищные черты лица достались ему от матери. Отец и правда метился не по нему. Он поднимал руку на мать?

Мысль мерзкая, как вкус дождевой воды в шторм: скрипит грязью на зубах, хранит все тот же аромат трупной гнили. А было ли все, что он знал, правдой? Когда он начал сомневаться?

Обычно, Вегас всерьез не огрызается. Он не боится — его навыки куда лучше, чем у половины лучших телохранителей отца. Но не у брата. Да, возможно, Вегас не так крут, как Порш, Кинн или Питт... Даже имя отдается в груди застарелой болью. В игры с вымещением ненависти к себе можно вдвоем играть.

У Вегаса не такая тяжелая рука, но остро отточенные навыки. Если его отец — как дубина, сжатая в крепких руках, то Вегас — это пуля. Метко, четко. Одного удара хватает, чтобы откинуть отца к стене. Это странно. Это дико. Это словно не он, не тот Вегас, который смотрит из зеркала каждый день.

— Да насрать. Я это получил от тебя. Я такой же как ты. Все, чему ты научил меня, — Вегас не кричит.

Ему не нравятся итальянские драмы. Сволочная вежливость дает куда лучшие результаты в любых ситуациях. Для того, чтобы выбесить и запугать, ему не надо использовать видимость дикости. Он сумасшедший. А сумасшедшим к лицу смокинг, очки и умная книга в руках.

— Проигрывать, — Вегас выплевывает это слово, тянет его по слогам. Впервые с момента, как позволил уйти Питу, он счастлив.

Это счастье граничит с безумием. Он снова и снова вспоминает простую истину, которая столько лет от него ускользает. Дело не в нем. Дело в том, что его отец — редчайший мудак.

— Что ты сказал? — опасно щурится отец.

Где-то за дверью ежатся от ужаса лучшие телохранители. Они хотели бы оглохнуть, ослепнуть. Оказаться от эпицентра неминуемой боли как можно дальше. Но внезапный штиль, устанавливающийся после грохота, их даже сильнее пугает. По лицу кхуна, который выходит минуту спустя, невозможно ничего прочитать. Только в мертвых глазах, в которые попадает бурая кровь из рассеченной брови, пугающая до ужаса ярость. Телохранители забывают, как дышать. Но Вегасу наплевать.
Пусть кожа болит от наливающихся синяков, и распухающая рука говорит о повреждении, которое стоит показать врачу, он торжествует. Это пока не победа. Не новая жизнь. Не шаг вперед. Это всего лишь первая трещина в давящей с детства стене. И за ней чудится кислород, а не адское пламя. Они с братом теперь обязательно будут в порядке.

Однажды. Когда Вегас решит пару мелких проблем. Одна из которых — найти способ вернуть себе то, что случайно сломал. Сломал до того, как осознал, какое сокровище ему чисто случайно досталось.
Но станет ли он возвращать?

Вегас ненавидит Наративат — редкостная дыра. Будь его воля, и деловых партнеров в этом месте у него не осталось бы. Но на лодках куда проще транспортировать оружие и наркотики, на которых построен весь бизнес его семьи. Именно поэтому он не собирается задерживаться в Наративате ни на день, ни на час, ни на секунду сверх необходимого. Встреча с новым партнером затягивается. Из-за подписанных спустя месяце переговоров бумаг Вегас выходит в ночь: время сумасшедших, влюбленных и местных карманников.

— Оставайся, — предлагает ему Пат.

Распорядитель семьи в этих местах всегда изображал к нему искреннее расположение. И пусть Вегас и раньше замечал, насколько улыбка не касается его глаз, только сейчас это начало вызывать у него отторжение. Раньше Вегас думал, что не заслужил другого. Разве это действительно изменилось?

— Ночь на дворе, — камуфлируя под заботу попытку выслужиться, добавляет Пат отечески.

«Эй, — думает Вегас, — ты старше меня на три года, один месяц и два дня. Этого для подобного поведения маловато, не находишь?»

Но вежливо улыбается. Раскланивается. Обещает быть осторожнее. И уходит, прикрываясь срочными делами.
Его план закрыт на ближайшие три месяца. Стараясь избавиться от щемящего чувства потери, Вегас мечется между делами, как раненная собака. Но все бесполезно. Его тянет в Крунгтеп с того самого момента, когда Порш выходит на связь.

— Мне нужна твоя помощь, — говорит ему Порш.

У мальчика все задатки иждивенки. Он очень быстро привыкает пользоваться Вегасом. Раньше это казалось милым. Сейчас — немного, самую малость, раздражает. Даже бесит. Но Вегас видит свой шанс, поэтому улыбается:

— У меня есть своя цена.

Он превышает все возможные скоростные ограничения по пути в столицу. Нет смысла торопится, но Вегасу кажется, что от этого зависит его жизнь.
Вегасу хочется убедить себя, что дело в привязанности к Поршу и бессмысленной надежде на взаимность. Но это неправда. Стоит прикрыть глаза, в тенях и убожестве появляется вовсе не смуглый любовник кузена. Гладкие мышцы, бледная кожа, следы усталости. Татуировка, которая гладит его против шерсти самим фактом своего существования.

Блядь.

Вегас верит, что о любви знает все. Верит, что он по-настоящему влюбляется в Порша. Он ни хрена не знает о своих чувствах до прошлой недели. И это его раздражает. Вегасу хочется убивать.
Вегас не может позволить себе убивать. Впервые в жизни он думает, что если немного — хоть немного — исправится, возможно, он получит свой шанс починить то, что сломал.
Гадство.

— Я не знаю ничего об этой фотографии, — говорит Вегас Поршу. — Но я знаю того, кто может помочь. Но у меня есть своя цена. Тебе решать.

Эта цена неподъемная. Все еще видящий в Порше что-то светлое, Вегас думает — тот откажется. Не даст ни шанса. Когда Порш соглашается, Вегас чувствует бешенство. Впервые за долгое время ему хочется вмазать по смазливой мордашке женушки кузена. Но он сдерживается, как бы не хотелось орать: «он так защищал вас, а ты так просто решился его продать?!»

В конечном итоге Вегас сам занижает цену. Он уверен, Порш согласился бы притащить Пита и в загородный дом, а может и наручниками сковать. Но просит лишь устроить им с Питом встречу у бара. Это не безопасно. Здесь полно людей основной семьи, а у них много поводов смерти Вегасу желать. К тому же, нет причин верить, что Порш не разводит его, чтобы на блюдечке, обвязанного бантиком, на десерт муженьку поймать.
Но в отблесках таблички «The Root» не ощерившиеся оружием телохранители Кинна. Сердце заходится. Дергается и ноет палец, выдавая, что эмоции выходят из-под контроля. А глаза начинает щипать.

Пит бледнее, чем в те времена, когда следует за ним по пятам. Он выглядит уставшим, разбитым. Копией того себя, который исподволь — эти воспоминания приходят слишком поздно, а осознание их значения — неприлично запаздывают, — всегда заботился о непутевом отпрыске второй семьи.
В руках у Пита пачка сигарет. И Вегас хотел бы верить, что он действительно вышел, потому что в организме нехватка никотина. Но ему кажется, что Пит просто пытался сбежать.
В свете неона и уличных фонарей он выглядит угловато, гротескно — словно сошедшим с дорогой картины. Он хлопает себя по карманам. Знакомый жест. Но его зажигалка осталась в чужих руках, из которых сам он сбежал.
Пальцы немного дрожат, когда Вегас вытаскивает простенькую зажигалку с памятной гравировкой и предлагает Питу огня.

Вместо благодарности, — закономерно, чего еще монстру ждать? — получает лишь слепое дуло, направленное в грудь.
В столице жара. И металл не холодный — он обжигает через слои ткани. Или все дело во взгляде, в котором смешались болезненная паника, усталость и затравленность.
Пит совсем не похож на того, кто смеялся в лицо угрозам. Кто до последнего сопротивлялся. Вегас так долго старался его поломать. Поломал. Доволен, блядь?

Вегас делает шаг вперед, приближается. Они уже это проходили. Ему ничего не стоит выбить пистолет из руки. Вряд ли сил Пита хватит сопротивляться. Их странная связь честнее, чем все, что когда-то было в жизни у Вегаса. Пит мог ненавидеть его. Пит наверняка ненавидел его. И в то же время он оставался единственным в этом огромном мире, кто на деле о Вегасе позаботился.

Вегас никогда не хотел убивать Пита. И сейчас верил — это честно, острое, на изломе — взаимно.

— Если это поможет, стреляй. Пит, извини. Слышишь. Извини меня. Если это может хоть что-то исправить, — Вегас сжимает пальцами его запястье, поднимает руку.

Под его рубашкой — бронежилет. Он только вернулся из Наративата, где добрая треть населения с радостью согласилась бы старшего сына второй семьи убрать. Не за деньги, о, нет, они сами бы доплатили за такой заказ. Если Пит действительно хочет убить его, если это поможет его собрать из осколков, на которые Вегас разбил — бессмысленно в грудь стрелять.
Он поднимает руку так, что дуло упирается в лоб. Близко. Остро. Глаза в глаза.

— Мне сделать еще шаг? — спрашивает Вегас — тихо, сипло.

Может, так будет лучше. Глядя в глаза, Вегас чувствует себя максимально гадко. Он никогда не причиняет боль тем, кого любит. Это — правило, на котором теплятся остатки изломанной психики. И вместе с тем, даже осознав природу больной привязанности, он делает вещь, которая гаже всего, что произошло в убежище семьи.
Он покупает Пита у лучшего друга. Кто он, если не последний мудак, если подумать?

— Я не уйду. Не в этот раз. Стреляй.

Отредактировано Vegas (2022-07-23 10:01:24)

+2

32


— KAEYA ALBERICH —
[genshin impact]
https://forumupload.ru/uploads/001a/7b/c9/146/513471.gif
original

— ОБЩЕЕ —
Кэйа Альберих — приёмный сын клана Рагнвиндр, известных в Мондштадте винодельных магнатов. В настоящее время Кэйа служит капитаном кавалерии Ордо Фавониус. Являясь доверенным помощником действующего гранд мастера Джинн, недавно утверждённый капитан рыцарей Ордо Фовониус Кэйа уже выполнил бесчисленное множество задач, доказав свою мудрость, надёжность и незаменимость.

Если вы хотите найти Кэйю, то вряд ли вы сможете найти его в штабе Ордо Фавониус. Лучше загляните в какую-нибудь таверну после полуночи.Чаще всего Кэйю можно встретить за барной стойкой, болтающего с горожанами и попивающего знаменитую в Мондштадте «Полуденную смерть». Он на удивление популярен среди стариков, они его даже зовут «лучшим кандидатом во внуки Мондштадта». Трудно представить себе столь спонтанного, дружелюбного и любящего вино человека, как офицер Кэйа из Ордо Фавониус. Среди собутыльников Кэйи часто можно встретить и охотников, и даже местных разбойников. Независимо от того, насколько по началу им не нравится Кэйа, в конце концов они вываливают ему всю подноготную. Однако в зависимости от пролитой информации, дальнейшее развитие событий может варьироваться от неконтролируемого кошмара до безобидной шутки. «У каждого есть свои секреты, но не все знают, что с ними делать», – говорит Кэйа с ухмылкой, после которой хочется врезать ему в лицо. Однажды Кэйа сказал магистру Варке: «Справедливость – это вовсе не принцип, а итог насилия. А что касается самого процесса… Не беспокойтесь об этом». Если всё идёт по его плану, Кэйа не заботится о том, как всё закончится. Бесцеремонность и импровизация определяют характер Кэйи. Также можно сказать, что его характер не так уж и отличается от взрывного вкуса «Полуденной смерти». Однако же безрассудный подход Кэйи к вещам не лишён противоречий. Однажды, чтобы заставить главаря разбойников драться с ним один на один, Кэйа активировал древних стражей руин, которые заперли остальную часть банды с его собственным отрядом. После этого случая даже доверяющая ему Джинн неодобрительно покачала головой. Но Кэйе не просто всё равно. Кэйа наслаждается тем, когда сложная ситуация заставляет его принять важное решение.
Ему нравится видеть колебание в глазах своих товарищей, прежде чем броситься в бой вместе с ним, и страх в глазах своих врагов, прежде чем они бросают все свои силы против него.
Винодельческий бизнес на протяжении многих лет приносил богатства Мондштадту. Но процветание порождает жадность, а жадность привлекает бандитов и монстров. Защищая город от этих угроз, Кэйа берёт на вооружение не только меч, но и остроумный юмор. Однажды некий молодой рыцарь посвятил годы своей жизни изучению угроз вокруг Мондштадта и пришёл к поразительному выводу: Уровень опасности и отчёты о происшествиях как внутри, так и за пределами города показывают резкое снижение, когда «Полуденная смерть» вне сезона… Он показал свои находки капитану Кэйе в надежде получить от него какие-нибудь советы.
Кэйа со странной ухмылкой на лице ответил нервному молодому рыцарю: «Интересно. Я этим займусь сам».
С Кэйей легко разговаривать и приятно общаться. Единственное, на что он не проливает свет, – это его прошлое. Даже когда магистр требовал информацию о его прошлом, Кэйа избегал прямых вопросов и давал ответы, в которые едва можно было поверить. «Это случилось в конце лета, десять лет назад», – говорил он. «Мы с отцом проезжали мимо винокурни «Рассвет». «Пойду куплю нам в дорогу виноградного сока», – сказал он, но так и не вернулся. Если бы мастер Крепус не взял меня к себе, я, вероятно, не пережил бы ураган, разразившийся той ночью». За сухим описанием скрывается тщательно сконструированная ложь.
На самом деле разговор, состоявшийся в тот день, звучал так:
«Это твой шанс. Ты наша единственная надежда». Его родной отец сжал его худые плечи в своих руках, но продолжал смотреть вдаль. Где-то за горизонтом была их родина, Каэнри’ах. Кэйа никогда не забудет этот взгляд, в котором смешались надежда и ненависть.
Все мондштадтцы знают двух самых привлекательных молодых джентльменов города. Одним из них является безупречный Дилюк, элегантный фехтовальщик, на уверенном лице которого всегда играет дружелюбная улыбка. Другим джентльменом с экзотическим видом является Кэйа. Когда-то он был другом, опорой и «мозгом» Дилюка во всех столкновениях, которые они встречали плечом к плечу. Они были почти как близнецы, знали мысли и движения друг друга, не нуждаясь в словах. Они защищали Мондштадт при свете солнца и луны. Это длилось до того мрачного дня, когда гигантское чудовище напало на конвой, который сопровождал Дилюк. В первый раз Кэйа не выполнил свой долг… Единственный раз. Когда Кэйа наконец добрался до позиции Дилюка, было уже слишком поздно. Их отец умер от той неизвестной силы, с помощью которой ему удалось победить чудовище. Забыв о рыцарской дисциплине, и Кэйа, и Дилюк были потрясены тем, что увидели. «Даже такой человек, как мастер Крепус, при угрожающей опасности смог поддаться злой силе…» При этой мысли Кэйа всего лишь ухмыльнулся. «Мир полон неожиданностей». Вид их общего отца, мертвого в луже крови, заставил двух его сыновей навсегда разойтись в разные стороны.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
У меня всего два требования: не забрасывайте роль, получайте удовольствие от игры.
Заявка – не в пару.

— ПОСТ —

Донесшийся с севера ветер был жарок и сух, точно дыхание самого огненного архонта. Стоя на крыше таверны «Кошкин хвост», Дилюк повернулся на встречу ветру и сделал глубокий вдох, в надежде почувствовать дух родины. Казалось, сейчас он стоит на самом крою света, а вокруг, куда ни взгляни простирается жизнь, бескрайнее юное будущее. В такую ясную ночь отсюда были ясно видны даже пики далеких гор, вершины, окутанные изумрудным бархатом. Родина…
Как все же сильно Рагнвиндр успел соскучиться по родному и любимому городу. Частица души Тёмного Рассвета ликовало, уже лишь от присутствия его на территории Мондштадта. Однако, вместе с этим, по какой-то причине тяжело здесь находиться. Воспоминания всплывали одно за другим. «Тут они с отцом покупали свежие цветы, на одно из дней рождений Джинн», «на соседней маленькой улочке, они с Кэйей прятались от стражи, после одно из шалостей брата», воспоминания одно за другим были по самым уязвимым местам Дилюка. Было больно вспоминать брата и отца, так что Рагнвиндр попытался отогнать от себя все мысли о былом, и сосредоточиться на настоящем.
В последнее время, враги Мондштадта не стеснялись нападать на жителей по ночам. Фатуи, так вообще, претворяются добродетелями, и не стесняясь бродили по городу так, словно они уже были здесь хозяевами. Впрочем, выглядело со стороны все так, словно, это было и правда вопрос времени. Кто знает, сколько Монд еще протянет со своими «защитничками», которые не видят дальше своего носа. Хотелось бы сказать, что его брат – Кэйа, не такой… хотя нет, подождите, не хотелось бы, так сказать. Хотелось бы сказать, что его подруга – Джинн, не такая, но увы. Рыцарь Одуванчик хоть и трудилась на благо Монда, но все равно отделаться от Фатуи не могла, или не хотела. Конечно, хотелось бы верить в то, что ей не позволяли навыки дипломата послать их в… нет, не в бездну, там они слишком хорошо себя будут ощущать… в ромашковое поле. Все же, репутация Фатуи давно их опередила, оставалось только надеяться, что, хотя бы кто-то задумался над этими слухами.


«Прогулки» по ночному городу – стали важной традицией Дилюка. Каждую ночь, он отправлялся разобраться с врагами своего родного города, не редко спасая при этом жизни граждан, попавших в беду. Официально, Рагнвиндр прибыл в Мондштадт позднее, чем на самом деле. Юноша хотел с начала разобраться с угрозами, а уж потом думать, какие приёмы ему придётся проводить по случаю своего возвращения на родину. Отец всегда говорил: «делу время, а потехе час», подчёркивая, что нужно с начала переделать все важные дела, а уж потом, можно позволить себе немного передохнуть.
Тёмный Рассвет был готов к повышенному вниманию, к своей скромной персоне. Так сказать, был готов к тому, что все будут смотреть только на него, стоит ему «официально» переступить городские ворота. Однако, все обошлось. Многие даже не соизволили кинуть даже взгляда в сторону «Блудного сына Мондштадта». Некоторые люди встретили его взглядом, но подходить не стали, без остановочной что-то обсуждая между собой.
Уловив удивленный взгляд мастера Рагнвиндра, Аделинда прокомментировала: «если бы вы прибыли немного раньше, господин Дилюк, вы бы стали новостью «номер один», однако в нашем городе появился загадочный герой, и все обсуждают сейчас только его». Вот так вот воин сам у себя украл славу, чему был очень рад. Ещё с детства его обучали стойкости в подобных ситуациях, но легче всего «не упасть в грязь лицом», это вовсе не проходить через подобные испытания. Ответил Рагнвиндр лишь лёгкой улыбкой своей собеседнице и продолжил свой путь.


Рыцарь вернулся домой ближе к вечеру, разобравшись со своими делами. Оставалось не так много времени, прежде, чем он снова отправиться на охоту. Прием, который он по долгу статуса обязан провести, был запланирован на выходные, и приглашения были уже разосланы всем тем, кого Рагнвиндр был вынужден пригласить. Будь его воля, приём был бы сделан только для Джинн, или бы вовсе не приглашал никого.
– Войдите. – Поспешно произнес Дилюк, услышав стук в двери. По началу, рыцарь подумал, что скорее всего кто-то из его наёмных рабочих постучал в двери, и поздно понял, кого могло еще привести сюда этим вечером.

Отредактировано Diluc Ragnvindr (2022-07-25 11:57:41)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/7b/c9/60/776649.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/7b/c9/60/656144.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/7b/c9/60/446637.jpg

+3

33


— Antonina (Tonya) —
[genshin impact]
https://i.imgur.com/7Ts3gC8m.jpg https://i.imgur.com/zyDkgcQm.jpg https://i.imgur.com/13BVOlQm.jpg
[договоримся]

— ОБЩЕЕ —
Аякс поднимает ее на руках - ей два годика, она еще такая маленькая, хотя и ему еще всего пять, он не намного старше - и думает: я никого и никогда не буду любить больше, чем эту девчушку.

Собственно говоря, в те годы он сам себе не лжет. И никого и никогда не любит больше, чем ее, попросту не способный на более сильные сантименты при всей своей зашкаливающей эмпатии.

Тоня растет… Точной копией его самого. И это ужасно раздражает. Теперь он сам, а не ему, говорит: нет, НЕТ, Тоня, нет! И она, конечно же, делает наперекор, вопреки, назло. Неуправляемая девчонка. Как и он сам. Семья и все поселение от них двоих попросту воют.

Они правда чертовски похожи. Хотя и Аякс в детстве постоянно заводил сестричку за спину и уверял раз от раза: так просто получилось, это я, я так сделал, других виноватых искать не нужно. Она не привыкает перекладывать на него ответственность, но то же само словно бы так получается.

Они шепчутся после:
- От ремня болит все у меня, но сделала и решилась на все ты. Понимаешь ведь?
- Понимаю. И мне так жаль…
- Не надо жалеть. Я старший. И пока ремень в руки берет отец - все в порядке. Но в будущем ты должна начинать осознавать - и за себя, и за всех отвечать придется именно тебе.
- А ты что..?
- А я пойду в армию.
- Точно?
- Скорее всего.

Ей тринадцать. Он ставит ее ноги в правильной лучной стойке (так стрела с большей вероятностью попадет в цель), а Тоня вдруг говорит: у меня месячные, поэтому я могу стрелять слабо и косо. Нога и живот, мол, побаливают. Аякс тихо давится ничем, просто вдохом: ладно, хорошо, дескать, не проблема. Хотя на деле для него это та еще проблема - как вести себя с девчонкой в такую пору?

 
Когда он приносит ей в комнату блюдце с очищенной грушей, стоически отвоеванной у младших братишек, она смеется:
- Я не умираю, Аякс. Просто вот так порой случается. И случаться будет оно часто.
- Ладно. А мне что делать? - потеряно спрашивает он.
Ничего не делать, как выясняется. Быть терпеливым (немного) и самим собой (много и как всегда).

 
Мамы дома нет постоянно. Так что они сами разбираются и с месячными, и с первой влюбленностью, и с тем, что Тоня однажды говорит:

- Видела тебя на церемонии, - он уже в звании Предвестника, ему уже двадцать лет, совсем взрослый мальчик. Единственный оставшийся в их доме взрослый мальчик. - У тебя… Думаю, эту женщину не стоит ждать в гости в наш дом?

Уже Тарталья замирает, каменеет, зависает просто зверски. И кое-как, все еще взъерошившись, как шерсть встала дыбом у щеночка, осведомляется:

- Какую женщину? Селестия, Тоня, что ты болтаешь…

Сестра смотрит на него с ласковой полуулыбкой. Такая…искренняя и честная. Она понимает: он просто не хочет говорить о дамочке, которой руку подавал на спуске с лестницы атриума у половины страны на глазах. И не то что бы ее брат не воспитан праведно и правильно - Тоня просто знает, что тот бы и головы не повернул в сторону девицы, которую не считает себе равной и…с которой не спит. Ей немного ревниво. Ей не нравится. Но Аякс делает для них всех столько… Можно и простить это случайное увлечение.

Девицу кличут Синьорой. И Тоня ту попросту ненавидит.

Когда они разговаривают о приказе в Ли Юэ, она обнимает брата и спрашивает:

- А когда ты вернешься?

Он пожимает плечами:

- Не знаю. Через пару годиков? В Ли Юэ…сложный приказ, - они одни и их никто не слышит. Он трогает, гладит ее ладони и хочет верить, что она сейчас не плачет. Не во вне, так-то он все слышит, но внутри себя самой. - Но я все сделаю. Справлюсь. Луки тебе, - сестра правда на него так похожа, он очень ею гордится. - Игрушки - Тевкру, а Антону…

- Аякс. Когда ты вернешься?

- Как смогу. Тоня, милая моя, верь мне, как смогу, я сразу буду дома.

Домой он не приходит ни через год, ни через два, ни через три.

Но каждый месяц пишет по письму. А Тоня, читая очередное из (Ли Юэ - красивая теперь страна в ее мыслях; и там есть кто-то, кого брат зовет "принцем" и о ком пишет донельзя восторженно, ей уже просто всякое в голову приходит, несуразное такое), думает про себя: а не пойти ли следом? А не стать ли брату тенью и подспорьем?

И эти мысли гонят ее из родной страны.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Так как в каноне о Тоне известно совсем ничего, то лично для меня главное - концепт взаимоотношений с Аяксом, который про теплое, преданное и семейное. Домашние девочки с такими братьями не вырастают, хаха. А посему еще хотелось бы, чтобы Тоня с детства с рогаткой наперевес и отчаянным желанием "хочу быть на него похожей!". По сюжету сообразим, зависит от того, чего будет хотеться: можешь и из страны сбежать по следам и следом, а можешь за время моего отсутствия в Ли Юэ вступить в ряды Фатуи. Ну или пельмешки там дома налепить к моему возвращению, хаха. В любом случае буду любить, обожать и всячески холить, лелеять. С женщиной своей познакомлю (вы друг другу не_понравитесь), ненароком утяну в локальную (или не очень) войну.
Каст у нас тут про мало и в тельняшках пока что, но то дело наживное. Сам я мальчик в написании постов шустрый (Синьора не даст соврать, мы два сапога пара в этом отношении), обычно пишу раз в день-два и по 4к+, однако, спокойно подстраиваюсь под более размеренный темп. Внеигрового общения не требую - все по желанию. Но если таковое есть: и за хэдканоны, и за прочее, и даже побегать в Геншине (конечно, blin, побегать, сказал я, обитая на Америке) с легкостью.
Такие дела. Жду, надеюсь, верю и так далее по списку.

— ПОСТ —

Как он вдруг решил признаться: неловко оказаться посреди полного зала тех, кто всегда будет с маниакальным стремлением отыскивать твои слабости и пытаться поставить тебя на ступень, что многим ниже занимаемой ими самими, в танце, о котором ты и слышал-то украдкой, не то что бы знать хотя бы пару движений? Хаха. Да что он - оказывается - вообще знает о неловкости.

На самом деле нет никакого “вдруг”. И никакого двойного дна. Тарталья не умеет признавать свою немочь только на поле боя - того, на котором ты всегда с клинками наперевес и в шаге от поражения (гибели), противника или же своей собственной. И хотя сейчас мозаичный пол зала приемов мало чем отличается от оного - в его системе внутренних координат оно совершенно точно не стоит того внимания, того значения, которым по неведомой причине принято одаривать. Уймись у него внутренняя благоговейная дрожь от посвящения в новый титул всецело - ему бы ничего не стоило под первые незнакомые ноты развернуться лицом к (не)благодарной публике, развести руками и объявить: а можно, дескать, другого кавалера для леди? А то я опасаюсь в ногах запутаться и истоптать той наверняка изящные пальчики под носками туфель.

В конце-концов, он, пусть и весьма иронично названный для них всех, проживших с пару тройку, а то и десяток его жизней, ребенком, не танцор (и не шут, хаха). Его взяли в ряды Предвестников как бойца (а еще дипломата, манипулятора, провокатора и так далее по списку). И кто-то правда что ли ждет, что он обязан оказаться хорош в танце? Ее Милость точно нет. Царица явно ожидает от него, что если танцу за пределами скрещенного оружия вдруг нужно будет обучиться во благо интересов Фатуи - то он обучится. И быстро. Вот и все.

Она выдыхает - он вдыхает. Тоже чуть резче ожидаемого. И смешливо и якобы бесхитростно фыркает (как будто бы в легких успевает осесть остро-пряный запах чужих духов, что-то с нотками сухого и разогретого на солнце, а, может, уже и вовсе тлеющего изнутри дерева):

- К примеру, женщины гораздо более самолюбивы? Самолюбие порождает чувство безнаказанности. А это опасненько, - не менее опасно, чем ощущаются “шажки” чужих пальцев с острыми (такими можно разодрать пару-тройку сонных артерий играючи, кажется) коготками по собственному плечу. - В Предвестники что, идут за прощением? Уверен, что если в глазах той, что может принимать решения, тебе вдруг не посчастливится оказаться дурой, а мне - глупцом, то никакой скидки на то, что ты носишь корсет и юбки, а я - нет, не будет. Да и знаешь… Не смогу прожевать - проглочу так. И либо подавлюсь, либо выплюну. Зависеть будет от того, что именно попало в эти зубки.

Тарталья этими самыми зубками и клацает тихо над чужим ухом. Прежде чем они-таки уходят в танец.

Бездна его побери (снова, хаха), но это во сто крат сложнее, чем прицельный выстрел в десяточку с расстояния в полсотни метров. Аякс как просто юноша искренне надеется, что не сжимает руки на ладони и талии леди слишком сильно - он кошмарно сконцентрирован и сосредоточен на всех ее полунамеках и движениях-уловках, на удивление, позволяющих и впрямь самому двигаться так, будто он точно знает, что делает.

Жест-шаг-вдох-ритм. И никакого такта, если вдуматься.

Синьора забрасывает ему ногу на бедра - и он ловит себя на том, что спускает руку с ее поясницы ниже. Сам себя оправдывая в тот момент: всего лишь для устойчивости. Ведь центр тяжести чужого тела смещается. Жаль, от досадливого прищура, когда пальцы таки мажут по коже в отвратительно откровенном разрезе на бедре, оно не спасает. Аякс не хотел бы позволять себе лишнего - он просто не считает, что имеет на это право ( как и время, как и желание).

Хотя короткие рыжие волоски на загривке все равно поднимаются дыбом, под аккомпанемент хлесткого звука; чужие светлые волосы проходятся самыми кончиками по мраморному полу как плетью из замаха. Тарталья слышал, что одним из арсенала своих оружий Восьмая кнут и держит. И теперь никак не может отделаться от навязчивого желания глянуть одним глазком, как та с ним управляется.

На пол между тем названная Прекрасной леди в том числе сползает каплей ртути - такая же смертоносная отрава. Ее в какой-то момент Одиннадцатый вздергивает не законченности, не апогея красивого танцевального движения ради - ему просто вот теперь-то откровенно неловко. Не потому что в касаниях к ногам, от колен и по направлению к бедрам, есть нечто неприличное (это же танго, о котором он ничего не знает, хаха). Аяксу несвободно от россыпи едких мурашек по предплечьям и даже стеснительно от слабого и теплого давления внизу живота.

Какое, blyat’, фиаско.

Танец заканчивается, остро режет по слуху финальными высокими нотами гипнотической (кто это вообще придумал? Сама Бездна, не иначе), а он думает: я не готов. Точно также, как и начинать, вот так резко обрывать оный - со странным чувством душной неудовлетворенности.

Хотя, может, это в зале просто жарковато, людей (и нелюдей) то сколько, хаха.

- Миледи умеет быть щедра на комплименты? - он посмеивается, старательно перемежая свое привычное и беззаботное веселье с едва заметно, но сбившимся дыханием, и смотрит прямо. Что, в общем-то, фатальная ошибка. Ведь в отличие от легкой и раздражающей тесноты в самом себе, не ощутить, не понять никоим образом, что зрачки у него успевают сожрать с треть небесно-голубой радужки, расширившись. - Вот уж не думал. Позволишь?

Красивый жест хорошего тона: когда Тарталья ту ее ладонь, к которой вернулся придерживающим жестом собственной руки, тянет ближе. Это не поцелуй, нет, поцелуй бы стал кошмарной и обесценивающей слишком многое из этих маленьких и незначительных побед (а он правда считает, что только что справился с весьма сложной задачкой; как там говорит Тоня, с задачкой со звездочкой?) пошлостью. Это этикет. Сухое касание к тыльной стороне. Благодарность юноши ко вниманию леди.

Только вот во время этого прикосновения Тарталья в кой-то веке перестает улыбаться. Он смотрит - взгляд ложится на чужое лицо как будто снизу вверх - с кристально ясным осознанием: женщина перед ним чертовски опасна.

Хотя и еще до конца не понимает, почему именно.

Отредактировано Tartaglia (2022-07-30 22:33:19)

Подпись автора

https://i.imgur.com/dawgFTLl.png
by my lady

+5

34


— Scaramouche —
[genshin impact]
https://i.imgur.com/BDCRKB5m.jpg https://i.imgur.com/NLRLqESm.jpg https://i.imgur.com/mCX0XDum.jpg
[original]

— ОБЩЕЕ —
Тарталья любит детей, у него прекрасно получается ладить с теми, да и опыт воспитания аж троих младших в собственной семье накладывает определенный отпечаток.

А еще он, смотря на эти забавные лиловые шортики до колена - сам-то стоя в боевой форме, из изъянов лаконичности в которой лишь постоянно забытая быть загнанной в петлю нижняя пуговица на куртке и алый шарф - никак не может отделаться от ощущения, что перед ним ребенок и есть. Ну а что? Все эти побрякушки, сложные хитросплетения ремешков, а еще шляпа… Со шлейфом и двумя подвесными медальонами… Боже. Когда они с Антоном и Тевкром играли в пиратов, они тоже надевали на себя все, что под руку в доме попадалось - начиная от лент, которыми себе косы заплетала мать, и заканчивая рыболовными наживками отца (за что попадало уже им, но это совсем другая история). Когда Тоня впервые начала витать в облаках, в свои одиннадцать проникнувшись каким-то соседским пацаном - она рядилась очень схожим и нелепым образом; слишком мала была еще, чтобы отличать мальчишек от сорок.

Так что Тарталья поджимает губы, не пряча улыбки, но старательно сдерживая смешок, и тянет:

- Малыш, мы еще не знаком…

“Малыш” смотрит в ответ не волком - у зверей в глазах никогда не бывает столь откровенной, холодной и словно бы безыдейной ярости, но выплевывает ядовитой змеей из болот Сумеру:

- Еще раз меня так назовешь, и я сначала вырву твои глаза и заставлю тебя их сожрать, а потом дожирать ты уже будешь собственные яйца. Пошел в Бездну. Мне вообще не интересно, кто ты.

Аякс смотрит тому вслед с едва заметной задумчивостью: все в рядах Предвестников такие нервные, любопытно?

Хотя… Шляпа все равно потешная донельзя.

 
“Малыша” зовут Скарамучча и тому порядка скольки-то там сотен (или даже тысяч) лет. Еще со временем Тарталья узнает, что служить под того началом рядовые Фатуи не любят еще больше, чем служить под началом Синьоры: Восьмая хотя бы просто требовательна до содранных шкур в случае чужих провалов, Шестой же шкуры, по слухам, сдирает порой просто так, в угоду своей природной жестокости.

Ничего удивительного в том, что Тарталья в какой-то момент записывает того в свои любимые оппоненты в игре “кто кого и до чего доведет первым”, правда же?

С другой стороны, сталкиваясь с методами работы Шестого, Аякс то и дело ловит себя на приступах слабой тошноты. Ему - весьма эмпатичному и человечному по натуре своей - претит такая озлобленность буквально против всего живого на землях Селестии.

 
Как-то раз Тарталья спрашивает (в редкий момент отсутствия собственной деланно дружелюбной улыбки):

- Приятель, ты никогда не был в Бездне?

И чувствует облегчение, когда в его сторону привычно огрызаются: нет, мол, не был.

- Это хорошо. Потому что я был. И немножко неуютно было бы узнать, что ты такая тварь конченная именно из-за нее. Типа, знаешь, не хотелось бы однажды тебе уподобиться.

Скарамучча смотрит в ответ впервые как-то оценивающе. И, судя по выражению лица, поверить не может, что Одиннадцатый, малолетняя рыжеволосая выскочка, может иметь с Бездной что-то общее. Однако вдруг все равно говорит:

- Чтобы стать таким, как я, недостаточно побывать где бы то ни было. Но было бы достаточно просто никогда не рождаться.

И не сказать, что Тарталья не возвращается время от времени к мыслям о том, что именно значили эти слова.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Дайте мне мелкую (хотя кто из нас мелкий-то, хаха) злобную тварюшку на взаимно зубоскалить, замахиваться (друг на друга или на кого-то третьего, опционально), вряд ли на перетереть за жизнь (скорее за то, что каждый из нас уверен - другой о настоящей во многих смыслах жизни ни Бездны не знает), но мы ж все-таки коллеги и все такое. А еще мы с моей женщиной Синьорой спокойно дадим немало поводов на:

- фу, blyat’, он же конченный / фу, blyat’, она же дикая;
- может быть вы уже снимете себе номер, Бездна вас побери?!!;
- сообразить на троих какое-нибудь кровавое дельце, где ты будешь лютовать, она - стоять красивая с кнутом наперевес и думать “я, конечно, sugar mommy, но мамочкой просто в детский сад не нанималась”, а я обращаться к мысленной риторике в духе “ну просто ностальгия по Бездне, такие ж лютые твари, что я здесь делаю, Селестия” (и тоже маленько и этично, эмпатично, благородно лютовать под настроение).

P.S. Пожелание лично от Синьоры: друга бы ей заклятого. Когда смотреть друг на друга аж тошно, но при этом смотреть на то, как тебя/ее в угол загоняют - так не пойдет, ребятки, сейчас вас всех наденут головами на пики, и жизненное кредо этих взаимоотношений в диалоге в духе:

- Ты умерла? Как жаль. Стоп, что? Не померла? Как жаль вдвойне.
- Ты дезертировал? Как жаль. Стоп, что? Я опять тебя наблюдаю? Как жаль вдвойне.

А в остальном рапортуем, господин еще один Предвестник: пишем с женщиной быстро, раз в день-два-три, 4к+, однако, спокойно подстраиваемся под более размеренный темп. Внеигрового общения не требуем - все по желанию. Но если таковое есть: и за хэдканоны, и за прочее, и даже побегать в Геншине (конечно, blin, побегать, сказал я, обитая на Америке, но женщина на Европе, она умная) с легкостью.

— ПОСТ —

Как он вдруг решил признаться: неловко оказаться посреди полного зала тех, кто всегда будет с маниакальным стремлением отыскивать твои слабости и пытаться поставить тебя на ступень, что многим ниже занимаемой ими самими, в танце, о котором ты и слышал-то украдкой, не то что бы знать хотя бы пару движений? Хаха. Да что он - оказывается - вообще знает о неловкости.

На самом деле нет никакого “вдруг”. И никакого двойного дна. Тарталья не умеет признавать свою немочь только на поле боя - того, на котором ты всегда с клинками наперевес и в шаге от поражения (гибели), противника или же своей собственной. И хотя сейчас мозаичный пол зала приемов мало чем отличается от оного - в его системе внутренних координат оно совершенно точно не стоит того внимания, того значения, которым по неведомой причине принято одаривать. Уймись у него внутренняя благоговейная дрожь от посвящения в новый титул всецело - ему бы ничего не стоило под первые незнакомые ноты развернуться лицом к (не)благодарной публике, развести руками и объявить: а можно, дескать, другого кавалера для леди? А то я опасаюсь в ногах запутаться и истоптать той наверняка изящные пальчики под носками туфель.

В конце-концов, он, пусть и весьма иронично названный для них всех, проживших с пару тройку, а то и десяток его жизней, ребенком, не танцор (и не шут, хаха). Его взяли в ряды Предвестников как бойца (а еще дипломата, манипулятора, провокатора и так далее по списку). И кто-то правда что ли ждет, что он обязан оказаться хорош в танце? Ее Милость точно нет. Царица явно ожидает от него, что если танцу за пределами скрещенного оружия вдруг нужно будет обучиться во благо интересов Фатуи - то он обучится. И быстро. Вот и все.

Она выдыхает - он вдыхает. Тоже чуть резче ожидаемого. И смешливо и якобы бесхитростно фыркает (как будто бы в легких успевает осесть остро-пряный запах чужих духов, что-то с нотками сухого и разогретого на солнце, а, может, уже и вовсе тлеющего изнутри дерева):

- К примеру, женщины гораздо более самолюбивы? Самолюбие порождает чувство безнаказанности. А это опасненько, - не менее опасно, чем ощущаются “шажки” чужих пальцев с острыми (такими можно разодрать пару-тройку сонных артерий играючи, кажется) коготками по собственному плечу. - В Предвестники что, идут за прощением? Уверен, что если в глазах той, что может принимать решения, тебе вдруг не посчастливится оказаться дурой, а мне - глупцом, то никакой скидки на то, что ты носишь корсет и юбки, а я - нет, не будет. Да и знаешь… Не смогу прожевать - проглочу так. И либо подавлюсь, либо выплюну. Зависеть будет от того, что именно попало в эти зубки.

Тарталья этими самыми зубками и клацает тихо над чужим ухом. Прежде чем они-таки уходят в танец.

Бездна его побери (снова, хаха), но это во сто крат сложнее, чем прицельный выстрел в десяточку с расстояния в полсотни метров. Аякс как просто юноша искренне надеется, что не сжимает руки на ладони и талии леди слишком сильно - он кошмарно сконцентрирован и сосредоточен на всех ее полунамеках и движениях-уловках, на удивление, позволяющих и впрямь самому двигаться так, будто он точно знает, что делает.

Жест-шаг-вдох-ритм. И никакого такта, если вдуматься.

Синьора забрасывает ему ногу на бедра - и он ловит себя на том, что спускает руку с ее поясницы ниже. Сам себя оправдывая в тот момент: всего лишь для устойчивости. Ведь центр тяжести чужого тела смещается. Жаль, от досадливого прищура, когда пальцы таки мажут по коже в отвратительно откровенном разрезе на бедре, оно не спасает. Аякс не хотел бы позволять себе лишнего - он просто не считает, что имеет на это право ( как и время, как и желание).

Хотя короткие рыжие волоски на загривке все равно поднимаются дыбом, под аккомпанемент хлесткого звука; чужие светлые волосы проходятся самыми кончиками по мраморному полу как плетью из замаха. Тарталья слышал, что одним из арсенала своих оружий Восьмая кнут и держит. И теперь никак не может отделаться от навязчивого желания глянуть одним глазком, как та с ним управляется.

На пол между тем названная Прекрасной леди в том числе сползает каплей ртути - такая же смертоносная отрава. Ее в какой-то момент Одиннадцатый вздергивает не законченности, не апогея красивого танцевального движения ради - ему просто вот теперь-то откровенно неловко. Не потому что в касаниях к ногам, от колен и по направлению к бедрам, есть нечто неприличное (это же танго, о котором он ничего не знает, хаха). Аяксу несвободно от россыпи едких мурашек по предплечьям и даже стеснительно от слабого и теплого давления внизу живота.

Какое, blyat’, фиаско.

Танец заканчивается, остро режет по слуху финальными высокими нотами гипнотической (кто это вообще придумал? Сама Бездна, не иначе), а он думает: я не готов. Точно также, как и начинать, вот так резко обрывать оный - со странным чувством душной неудовлетворенности.

Хотя, может, это в зале просто жарковато, людей (и нелюдей) то сколько, хаха.

- Миледи умеет быть щедра на комплименты? - он посмеивается, старательно перемежая свое привычное и беззаботное веселье с едва заметно, но сбившимся дыханием, и смотрит прямо. Что, в общем-то, фатальная ошибка. Ведь в отличие от легкой и раздражающей тесноты в самом себе, не ощутить, не понять никоим образом, что зрачки у него успевают сожрать с треть небесно-голубой радужки, расширившись. - Вот уж не думал. Позволишь?

Красивый жест хорошего тона: когда Тарталья ту ее ладонь, к которой вернулся придерживающим жестом собственной руки, тянет ближе. Это не поцелуй, нет, поцелуй бы стал кошмарной и обесценивающей слишком многое из этих маленьких и незначительных побед (а он правда считает, что только что справился с весьма сложной задачкой; как там говорит Тоня, с задачкой со звездочкой?) пошлостью. Это этикет. Сухое касание к тыльной стороне. Благодарность юноши ко вниманию леди.

Только вот во время этого прикосновения Тарталья в кой-то веке перестает улыбаться. Он смотрит - взгляд ложится на чужое лицо как будто снизу вверх - с кристально ясным осознанием: женщина перед ним чертовски опасна.

Хотя и еще до конца не понимает, почему именно.

Отредактировано Tartaglia (2022-08-02 16:51:18)

Подпись автора

https://i.imgur.com/dawgFTLl.png
by my lady

+6

35


— CARSON DREW —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/qHJGpJ6.gif https://i.imgur.com/rlkU8JH.gif
[Scott Wolf]

— ОБЩЕЕ —
Карсон - мой отец по призванию. Он и Кейт взяли меня на воспитание прямо из рук биологической матери, после моего рождения сразу же покончившей с собой. Он воспитал меня, дал мне семью, о которой мечтала моя мама. Он - отличный адвокат и лучший отец, который мог бы у меня быть, хоть я редко говорю ему об этом. Я благодарна ему за все, что он смог мне дать, за тепло, за поддержку, за любовь. В силу характера я часто отталкивала его, злилась и обвиняла. В погоне за правдой я опиралась на факты, а не на зов сердца, и он прощает мне многое, продолжая бесконечно любить меня и оберегать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон, мне хотелось бы оставить канонические отношения этой троицы, странные, но удивительные. Все трое - уже семья, чтобы кто не говорил. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

+4

36


— GEORGIA «GEORGE» FAN & NED «NICK» NICKERSON —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/rDFxNVK.gif https://i.imgur.com/Fi6KUVk.gif
[Leah Lewis // Tunji Kasim]

— ОБЩЕЕ —
Джордж смелая, грубоватая, но верная подруга. Она иногда кажется излишне ответственной, особенно, когда дело касается семьи и работы. Она редко показывает чувства и не растекается в сопли, но на нее всегда можно положиться.
Ник моя первая любовь, которую я однажды не вовремя оттолкнула. Мы были вместе недолго, но он много для меня значит и многому меня научил. С ним всегда было легко, но, как я делаю всегда, я не подпускала его к себе слишком близко. Из-за этого мы расстались. Теперь Ник один из моих верных друзей, которому я всегда могу доверить сокровенное и спросить у него совета.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон и вскоре будет Бесс. Хотелось бы оставить звание бывших с Недом, которые смогли отпустить друг друга. Все-таки, все мы семья. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

Отредактировано Nancy Drew (2022-08-03 10:11:59)

+3

37


— ACE —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/cXOjH7v.gif https://i.imgur.com/ITmO3Y9.gif
[Alex Saxon]

— ОБЩЕЕ —
Эйс - сын бывшего копа, а так же он эксперт в компьютерах и технике. Долгое ремя он казался мне простаком и дурачком, но оказалось он очень верный друг и смышленый парень.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон и вскоре будет Бесс. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

+4

38


— ABE TAMURA —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/9Yb5D9J.gif https://i.imgur.com/g8PPmiM.gif
[Ryan-James Hatanaka]

— ОБЩЕЕ —
Эйб бескомпромиссный парень, доверяющий только фактам. Очень умный, находчивый и обладающий всеми качествами, которыми должен обладать хороший коп. Он верит, что наведет в Хорсшу-Бэй порядок, и первым делом собирается устранить тех, кто ему мешает. А именно - пятерку недо-детективов, мешающихся под ногами.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Если честно, смотря на Эйба и Нэнси я замечаю химию между ними, однако на пару не претендую. Пишу от 1 и 3 лица (подстраиваюсь под соигрока). Прошу не бросать роль и играть, как бы банально это не звучало.

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

+4

39


— Dainsleif —
[genshin impact]
https://64.media.tumblr.com/ff8950b71084a76023cc76ff7d008a04/d2e09685af113de2-9c/s540x810/994a8217b813aceabd1106c63066450a44be24ab.gif
original

— ОБЩЕЕ —
Дайн - один из самых загадочных персонажей игры, который постепенно теряет память о событиях далекого прошлого. Проклятый жить дольше, чем может выдержать человеческое сознание и воспоминания, он скитается по миру и появляется перед героями в те моменты, когда в нем нуждаются. И даже первое знакомство с Итэром было довольно интересным, если так прикинуть.
Но между Люмин и Дайном давние, довольно напряженные отношения, которые берут свои корни еще со времен существования Каэнри'ах. Но у них двоих кардинально разные подходы к Архонтам и ордену Бездны, потому он становится краеугольным камнем для близнецов. И едва ли у принцессы Бездны могут быть доброжелательные планы на такого персонажа. Тем более, если его память постепенно тускнеет.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
- хочется сыграть что-то на грани любовь/ненависть
- буду пытаться соблазнить вас и рекрутировать в орден Бездны
- можно будет устроить много флэшбеков во старые времена
- по своему написать историю Каэнри'ах
- самое главное требование - приди. Остальное уже не важно

— ПОСТ —

Не все хотят подчиняться новым порядкам. Не все хотят, чтобы ими управляла девушка. Не все в ордене готовы признать, что появившаяся ниоткуда девчонка может разнести их в щепки, а заодно буквально поставить на колени. Кто может быть так силен и кто может так сражаться? Откуда взялась эта странная пришлая незнакомка, которая вот так запросто заявила свои права на трон Бездны?

Вот и сейчас этот маг действительно пытается сопротивляться. Да только зря. Все в этом месте дышит опасностью, но тело Люмин дышит еще большей опасностью, силой и уверенностью. Никогда до этого блондинка не чувствовала себя одновременно сильной и очень уязвимой. Словно сделай шаг в сторону и эта иллюзия просто рассыплется в прах в твоих руках. А мгновением позднее ты обнаружишь клинок под сердцем. В ребра гулко ударяется этот нервный орган, когда она видит в чужих глазах искреннее любопытство, густо замешенное на страхе. Когда ощущает от этого мальчишки что-то неуловимо знакомое. Есть что-то, что роднит его с братом. Братом, которого она потеряла.

Вот и сейчас, заглядывая в чужие глаза, на мгновение Люмин чувствует укол. Почему вот этот парнишка может спокойно жить, - мы не берем ситуацию с Бездной, - наслаждаться жизнью со своей семьей, когда она со своим братом разлучена? Кажется, одно движение и все, оборвется чужая жизнь. Девушка ярко представляет, как меч входит в чужое горло, обдавая ее брызгами теплой крови. И мгновением позднее просто улыбается. Такие мысли не стоит пускать в голову, сейчас - она поможет мальчишке выжить. Может быть потом он станет ее соперником.

Или присоединится...

- Грешница, да? Я бы скорее сказала, что я стала той, кто покорил это место и его обитателей, но тебе пока что не стоит задумываться о таком. Тебе стоит помнить, что ты не в аду. Ты не оказался здесь за какие-либо прегрешения или проступки. Тебе не стоит считать себя грешником, который пал и теперь вынужден провести все время здесь. Даже из самой темной бездны всегда найдется выход к свету. Остается только вопрос, так ли тебе нужен свет, чтобы полноценно существовать? - Она рассуждает ровно до того момента, как нового знакомого, - формально он даже не представился -, не прорывает. И это довольно забавно.

За этим монологом или игрой одного актера они доходят до небольшого помещения, которое словно бы кричит - "здесь кто-то расположился". Здесь есть несколько импровизированных лежанок, потухший костер, деревянный грубый сундук и котелок. Последний сразу ставится на огонь, а через несколько минут по небольшому помещению начинает раздаваться довольно соблазнительный аромат рагу. Люмин хоть и умеет готовить более серьезные и сложные блюда, ограничивается просто мясным рагу с овощами, чтобы подкрепиться. Да и новому знакомому точно не помешает что-нибудь съесть. Но первым делом девушка подает ему кружку с водой и платок. Он все еще испачкан чужой кровью и наверняка страдает от обезвоживания. Прежде чем оценивать потенциал спасенного, надо дать ему прийти в себя.

- Для того, кто оказался в подобном месте с одним небольшим кинжалом, ты показал себя просто великолепно, - отмечает блондинка, забирая волосы в высокий хвост и достает из ящика покоцанную тарелку, чтобы щедро плеснуть в нее рагу и протянуть мальчишке. А потом снабдить вилкой и улыбнуться.

- Мои припасы довольно скудны, но было бы кощунством не покормить такого воина, - Люмин же опускается на лежанку, позволяя себе немного расслабиться и приняться натирать лезвие своему меча, чтобы не дать ему затупиться. В таком месте твое оружие - это твой лучший друг, от состояния которого зависит твоя собственная жизнь. Забавно, не так ли? Она теперь доверяет оружию больше, чем людям вокруг.

Люди могут предать, но собственный меч - никогда.

- Ты напоминаешь мне моего брата, только тот постарше будет, мы с ним близнецы. К сожалению, нам пришлось расстаться по прихоти одного божества, - ровно в этот момент лицо Люмин, дополнительно освещаемое отблесками костра, становится жестче, словно глубокие морщины пролегают на нем. Но наваждение проходит за несколько коротких мгновений, и вот уже она продолжает свой рассказ.

- Можешь считать, что это место - всего лишь тренировочная площадка. Бездна может тебя одновременно переживать и выплюнуть, оставив без собственной жизни или подавиться, подарив тебе щедрую горсть новых шрамов и отметин от своих когтей и клыков. Все зависит от того, хочешь ли ты выжить любой ценой, - кончик ее меча указывает на пушистую гору чего-то, что похоже на скопление спящих котов.

- Я перестала считать, сколько их пришлось убить... - тихий смешок срывается с губ девушки, которая почти равнодушно накладывает себе рагу и потом смотрит на мальчишку, словно вспоминая о чем-то очень важном и серьезном. И через мгновение снова улыбается, позволяя себе стать расслабленной, молодой девушкой, которой ей стоило бы быть.

- Меня зовут Люмин, как твое имя?

Подпись автора

ava by сурикат

+2

40


— NATASHA ROMANOFF —
[marvel]
https://i.imgur.com/78VswHW.gif
[scarlett johansson]

— ОБЩЕЕ —
Будапешт правильно произносится через "Ш"!
Профессиональная сваха. Устраивает личную жизнь всем и каждому, но сама почему-то до сих пор остаётся в гордом одиночестве.
Имеет претензии к бикини.
Настолько крута, что делает из большого зелёного Халка маленького стеснительного (и чаще всего почти голого) Беннера.
Вечно на дороге подбирает какие-то ископаемые.
Знает 1000 и 1 способ убить мужчину самым неожиданным способом. И последний "1" как-то связан с бедрами.
Рыжей лучше, чем брюнеткой и блондинкой.
Самый мультизадачный Мститель.
F is for Family. Или краткий курс лекций о том, как свить себе гнездо в доме категорически любого сотрудника и расстроиться, когда твоим именем не назвали очередного ребёнка.
Если вы не были в неё влюблены, значит вы ничего не понимаете в женщинах.
Лучше не мешать ей работать.
"Валяй, будет весело!"

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Наташ, ты спишь? Наташ, уже шесть утра, Наташ. Вставай, мы там всё уронили. Вообще всё, Наташ, честно.
Таймлайну хана. Умирать не надо, мы отменили и Щелчок, и Таноса. И вообще у нас разгул ГИДРы, полная вакханалия, но можно и без вакханалии, потому что у нас мультисюжет и можно вообще всё. А в альтах можно совсем всё, Наташ. В смысле, пойдём, Наташ, очень надо.
Канон у большинства участников каста - MCU, но можно и с комиксами миксить. Или без комиксов, если ты их не уважаешь. Мы тебе всё простим.
Из требований вот так: хотим посты от 2,5К знаков, грамотность хотя бы на крепкую 4, никакого лапслока, "прыгающих" шрифтов и текстов от первого лица. И да, мы не выделяем прямую речь тегом bold. Играем довольно активно, так что скучно однозначно не будет.
Важно! У нас есть игроки с разным темпом игры: кто-то может отдать пост в тот же день, кто-то пишет раз в пару недель, но хотелось бы, всё таки, темп больше, чем один пост в месяц. Призываем в каст игрока активного, не стесняющегося заносить собственные идеи и цепляться за наши.

— ПОСТ —

Зимний Солдат - коробка с секретом. Тайник, у которого нет ключа, нет кодового замка, нет даже щеколды, держащейся на проржавевших гвоздях. Но иногда крышка этой коробки приоткрывается в произвольный момент и оттуда выпадает что-нибудь интересное. Очередной клочок памяти, в котором Стив всегда отпечатан, как тавро калёным железом на боку лошади.
Парадоксальным образом, раз за разом, Баки вспоминает его. И это бесконечно, невыразимо бесит.
Баки хочется вырвать из Зимнего Солдата с корнем, уничтожить, сжечь, развеять пеплом по ветру. Или вырвать из Баки Зимнего Солдата. Только чтоб наверняка, чтоб остался только кто-то один. Чтоб в серо-голубых, отдающих сталью глазах - не сквозило опять это глупое, оленье узнавание. Чтоб не было задержек между приказом и реакцией. Чтоб не было вздрагивающих, как от страха, ресниц. И не было сжимающихся до скрежета бионических пальцев.
Чтоб никогда больше не было никаких чёртовых стрессовых реакций.
Роджерса бесит быть инструментом пытки. Даже враг должен умирать без мучений, а Зимний никак не заслуживает той мясорубки, в которую его раз за разом бросают. Он не выбирал всё это. У него никто не спросил, хочет ли он так быть.
...не стоило брать его с собой в этот раз на поезд...
Стиву иногда очень хочется - ему очень нужно - чтоб Зимний смотрел на него во время разговора. Но прямо на него смотрел всегда только Баки.
Даже у Брока во взгляде иногда проскальзывает хищный вызов. У Зимнего в глазах всегда холодная, вымораживающая темнота.
- Я понимаю твоё рвение, но мы не закончили.
Он смотрит Зимнему в лицо, видя его сейчас как-то в общем - со всей его отстранённостью, малейшими мимическими реакциями, случайной ещё влажной прядью, неряшливо падающей на глаза.
- Я брал в руки кейс и бросал его тебе, даже толком не проверив на какие-то встроенные приборы. Из-за моей поспешности и невнимательности мы потеряли один кейс и ты получил травму. Из-за меня ты свалился в реку. Ты делал ровно то, что я говорил тебе делать. Тебе не за что отвечать, солдат.
Интересно, они будут спорить?
Хотя бы по какому-то поводу? Из-за того, что Стив не пускает сейчас Зимнего перебрать и смазать оружие. Из-за того, что оценка ситуации Зимнего не совпала с оценкой Стива. Из-за того, что Зимний слишком прямо смотрел сейчас Стиву в глаза. Из-за того, что Стив не отводил взгляда, будто они здесь играли в гляделки...
- Ты стабилен? - Всё ещё не поднимая голоса, не допуская в интонации даже малейшего намёка на какие-то отрицательные эмоции, Роджерс откинул голову назад, нащупав затылком металлический столбик кровати. Совсем немного приоткрывая обнаженную шею над воротником форменной куртки.
- Ты со мной?
Между сомкнувшихся щитков брони хочется вбить лезвие ножа, раскачать, раскрыть, вытащить из-под панциря рычащее, сопротивляющееся, шипящее страхом и отвращением или возмущением и болью. Брызжущее обвинениями: "ты не пришел"; "ты бросил, бросил, бросил меня"; "ты меня не искал"; "я был тебе не нужен", "я не нужен тебе сейчас", "тебе не я нужен".
Больше всего Стиву не нравится, если из Зимнего начинает сквозить недоверием. Как будто он уже готовится к какой-нибудь экзекуции: к вырванным зубам и ногтям, сломанным пальцам, содранной с хребта коже. Это всегда первый признак начинающегося тления. Зимнему Солдату безразлично, что будут с ним делать. Ему должно быть безразлично. Но Роджерс всё равно каждый раз чувствует себя палачом.
- Ты будешь выполнять приказы, если это буду не я? - И Стив вбивает между щитков брони слова - они похуже любого клинка, если так подумать. Пытливо следит за зрачками, не скрытыми сейчас непроницаемыми стёклами маски.
Говорить можно что угодно, но тело не соврёт. И Зимний это знает.

Отредактировано Steve Rogers (2022-09-07 10:17:53)

Подпись автора

https://i.imgur.com/F3f6unV.png https://i.imgur.com/5Hr6AS8.png https://i.imgur.com/vwKuEQi.png https://i.imgur.com/dEI6L23.png https://i.imgur.com/otwDNey.png

+12

41


— il dottore —
[genshin impact]
https://i.ibb.co/sy0G308/ezgif-5-1c8b934f59.jpg
[original]

— ОБЩЕЕ —
- хочешь наколем тебе рисунок? – спрашивает дотторе, примеряясь красящей иглой к одной из своих раньше живых игрушек. у него новая идея – наносить свою «подпись» на каждое творение.
- и что это будет?
- нууу, - под жужжание машинки он задумчиво закусывает губу, выводя красивые линии, завитками складывающиеся в узор, - например, чашу.
- в смысле, чтобы жизнь была полная чаша?
- в смысле, чтобы яд было куда собирать.

дотторе, милый мой доктор, что ты ощутил, когда прощальная бабочка долетела до снежной? разочарование от моего проигрыша и глупости? а может удовлетворение от того, что все, наконец, закончилось? или раздражение от того, что так и не стало понятным, кто мы с тобой друг другу?

недо-любовники, недо-друзья. между нами все «недо», как будто сил на отчаянный шаг, завершающий картину наших отношений, мы никак не смогли найти. слишком переменчивые, слишком себе на уме, слишком фатуи, чтобы привязываться. но я привязана к тебе, дотторе, к первому моему и единственному другу в огромной снежной. с самого твоего появления во дворце ее милости, с вечера представления ко двору, когда ты с жаром спорил с пульчинеллой о природе жизни, о том, как ее использовать, а особенно продлять. когда вокруг все крутили пальцем у виска, я была заворожена – ты весь светился, когда речь заходила о науке.

для тебя нет границ – ни политических, ни этических. ты делаешь кукол из людей, производишь наркотики, чтобы наши солдаты лучше сражались, из-под твоих рук выходят лучшие и самые незаметные яды. разве можно не восторгаться столь увлеченным человеком? а человек ли ты? и сколько в самом себе ты подправил, изменил, подделал, чтобы быть идеальным, чтобы вписываться в картину мира, что есть в твоей голове?

- на тебе нет родинок.
- это плохо? – дотторе сидит на постели, свесив ноги на пол и абсолютно не смущается наготы.
- это странно. у всех есть родинки.
- неужели? – он затягивается очередной раз от трубки, дурманяще пахнущей травой-светяшкой и чем-то еще, что дотторе никогда не расскажет. он не раскрывает секретов своих произведений – ни из плоти, ни из природных компонентов, - тогда позволь мне исследовать этот вопрос внимательнее. я видел у тебя родинку, - рука ползет по моему колену, а затем ныряет меж бедер, - ради науки, конечно же.

мы провели с тобой бок о бок три долгих столетия. слишком много для любых отношений. сходились и расходились, как магниты, то сталкиваясь разными полюсами, то отталкиваясь. друзья с привилегиями – так в шутку я сказала однажды. наверное, так оно и было. не смотря с кем я проводила ночи, с кем ты делил постель, где бы мы ни были – у нас всегда была минута друг для друга. ответить на письмо, сорваться среди ночи, если то требуется, поддержать и помочь. нежная дружеская забота, которая так и не смогла перерасти в любовь. я этого не хотела, ведь однажды любовь уже ранила мое сердце. ты – не стал настаивать, не желая проводить экспериментов с нашим доверием.

- что, если однажды я захочу большего? – задумчиво спрашивает он, закинув руки за голову и глядя в потолок. будто пытается решить сложную теорему, в которой она – одна из переменных.
- тогда все закончится, - лишь отвечает она, выскальзывая за дверь.

а после все изменилось, когда в наши ряды приняли тарталью. я изменилась. но ты все также бережен ко мне, все также на моей стороне. и никогда не говоришь – ревнуешь ли ты? больно ли тебе? живой ли ты вообще? и что будешь делать, когда узнаешь, что в далекой стране я смогла пережить удар сёгуна?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
заявка на недо-пару-в-прошлом. ныне синьора целиком и полностью отдана своему рыжему мальчику, но это не означает, что у нас не будет моментов для игры. дотторе невероятно интересный персонаж – непризнанный гений, немного безумный профессор, но, как мы любим говорить «у каждой сволочи должна быть личная сволочь». мы стали такими друг для друга, пройдя стадии от «просто секс» через «почти любовь» к «наверное, друзья». у нас сложилось некоторое видение на дотторе (как минимум, я уже нарекла его номером четвертым из предвестников, а еще у тебя будет возможность придумать себе имя!), которое мы с радостью расскажем и даже покажем.
я ни в коем случае не ограничиваю вас во взаимодействиях с другими игроками. хотите искать пару – на здоровье. у синьоры и дотторе в настоящем свободные отношения. они больше поддержка друг другу. чем любовники (но это не значит, что я не ухвачу тебя за жопку при случае, по дружески).
по игровой активности требования стандартные: грамотность на четверочку (мы тут не экзамен сдаем, но и спотыкаться о текст не хочется), активность в пределах здравого смысла – хотя бы пост в неделю, если чаще, то лучше (реал никто не отменял, но и хомячки любимые не мрут каждую неделю). А – адекватность (обязательно!), у нас тут порой всратые идеи, многоугольные отношения, поэтому к игровой ревности относимся плохо, очень плохо. Внеигровая активность (флуд, чат, выгуливать профиль) – на ваше усмотрение и согласно правилам форума. И, конечно, не пропадать по-тейватски – махнув лисьим хвостом и молча умчавшись на планере.
В остальном – ждем с распростертыми объятиями!

— ПОСТ —

синьора позволяет ему оставить последнее слово за собой – не говорит ничего вслед, не цепляет очередной колкостью, даже смешка легкого и презрительного не издает, чтобы не зацепить. не вернуть обратно и не продолжить этот абсурд, в который ее жизнь стала превращаться с появлением в ней чайльда. о, а ведь она бы могла – у нее в голове вертится сотня и одна фраза, которые обязательно бы его притормозили. но она не станет. она сможет остановиться хотя бы сейчас, раз уж сдержанность не стала девизом ее нынешнего посещения мондштадта, то хотя бы перед отъездом стоит вернуться «в себя». быть собой, а не совершать очередные непонятные, деструктивные для своей жизни вещи. раньше с ней подобного не случалось. ни стычек с предвестниками, доходящими до применения силы, ни этой нежности, которая пробежалась теплым потоком по венам, скрутив каждую мышцу жаждой ответной ласки. ни этого шептания имени, глядя в глаза с донельзя расширенными зрачками... она ведь видела, она читала его, как открытую книгу в тот миг – каждый его жест, каждое слово, реакции, что внутри его тела бурлят. у нее слишком много опыта, чтобы не заметить – еще миг, еще один шаг и они оба провалились бы в бездну, из которой выбраться было бы не так легко, как окончить бой с какой-то тварью. там, в этой тьме, оба были в проигрыше. и синьора никогда еще не была так близка к этому – последнему – шагу. хах, на нее даже обижались за эту дьявольскую неспособность становиться ближе!

- ты никогда не зовешь меня по имени, - говорит дотторе, чертя пальцем затейливые узоры, а может выписывая очередную мудреную формулу на ее голой спине. это щекотно. это приятно. и это дьявольски отвлекает от надевания чулка. синьора поводит плечами, то ли отмахиваясь от его незатейливой ласки, то ли стараясь подставить под касание другую чувствительную точку.
- кажется, сегодня я даже сказала «о боже!» - этого мало? – усмехается она, подцепляя верх чулка к поясу. поднимается с постели, потягиваясь и разминая приятно ноющие мышцы. сколько сегодня было? три раза? четыре? что, черт побери, дотторе замешал в те красные пилюли, которые они выпили за ужином? он, конечно, обещал фееричный эффект, но она даже представить себе не могла насколько. так долго они еще не нежились в постели, наслаждаясь раз за разом. а ведь за окном уже почти занимается рассвет.
- и ты никогда не остаешься до утра, - он приподнимается на кровати, ухватив ее за руку, поглаживая ладонь. кто бы знал, что безумный доктор, способный выпотрошить на своем операционном столе любое, даже живое в момент потрошения, создание, сделать куклу из человека, уничтожить играючи дракона урсу, потому что тот мешал попасть в мондштадт... кто бы знал, что он способен быть таким ласковым. она этого тоже не знала. и не сказать, что подобный сюрприз приятен. ей не нужна подобная плоскость отношений. ей достаточно того, что есть – разговоров за ужином, да секса после.
- пусти, - она стряхивает его ладонь со своей руки, надевает шелковый халат – их гостевые комнаты во дворце царицы к счастью соседние. далеко идти не нужно. и не нужно вычурных платьев, чтобы интересно провести вечер. не более – сбросить стресс от многочисленных заданий и тяжесть ответственности за них, обговорить новые и старые поручения, послушать кто где был и кого убил. ей просто нужно общение и отдушина. нельзя ведь жить одной войной, как бы капитано не утверждал обратное.
- злюка, - смеется дотторе, откидываясь обратно на подушки. он дьявольски красив – какой-то неживой, будто искусственной, выращенной в пробирке красотой. и сложен не менее идеально. порой кажется, что это он – кукла, созданная чьей-то талантливой рукой. дотторе живет уже не одну сотню лет, как и она, но не меняется, а будто становится все идеальнее. она часто задавалась вопросом – менял ли он что-то в себе самом? но никогда не задавала вопрос вслух.
- что, если однажды я захочу большего? – задумчиво спрашивает он, закинув руки за голову и задумчиво глядя в потолок. будто пытается решить сложную теорему, в которой она – одна из переменных.
- тогда все закончится, - лишь отвечает она, выскальзывая за дверь.

и так было всегда. все эти пять сотен лет. стоило начать требовать от синьоры большего – чувств, верности, привязанности, кольца на пальце и дальше по списку, - она уходила. безжалостно рубила любые отношения, оставляя приятное послевкусие от пережитого. к счастью, иль дотторе был умнее других и сумел остановиться первым, чтобы не потерять хотя бы дружбы, которая между ними завязалась. а все остальные... они считали, что смогут однажды укротить ее холодный нрав. и исчезали в прошедших веках, стираясь из памяти. этот ответ навсегда был в ее сердце – как только ты захочешь больше, тогда все закончится.

но она никогда не задавалась вопросом, что будет, когда она захочет большего?

она смотрит ему в спину, молча, понимающе. ей понятна и его обида на ее слова (если это можно назвать обидой, тут скорее раздражение) и на всю ситуацию в целом. в части ситуации, он наверняка ожидал от миссии большего. своего геройского участия, возможности проявить себя, доказать ее милости, что она не зря даровала ему новый статус, что он способен не только головы на поле боя сносить. и, даже если проверка на стойкость духа перед лицом зарвавшихся аристократов им пройдена, то ему этого явно недостаточно. чайльду нужна была разгромная, торжественная победа. довольствоваться малым он еще не привык. и не понимает, что отсутствие полного провала – тоже результат. и что не все дается так легко, не каждое их задание оканчивается успехом. это придет со временем. он сможет видеть то, что сейчас видит она – открывшуюся возможность, устраненного конкурента. одни плюсы. и у варки спустя пару месяцев не останется другого выбора, как принять северный банк с распростертыми объятиями.

и на слова... которые юному созданию кажутся противными – он ведь не такой, он не бегает за каждой юбкой, не затаскивает в свою постель тех, кто не способен отказать. он не пользуется своими властью и положением... чертов рыцарь. она могла назвать ему десятки таких же – кто начинал со светлого образа защитника с высокими идеалами, а заканчивал грязной репутацией и многочисленными шлюхами... удержится ли он от этого спустя годы? дверь в его комнату захлопывается. синьора смотрит на нее и думает – перебор. стоило чуть мягче? нет. она сделала все ровно так, как следовало. отвесила словесную оплеуху такой силы, чтобы желание находиться с ней в одной комнате пропало хотя бы на этот вечер. а в лучшем случае – надолго. потому что... проклятая бездна, его попытки бегать от нее по комнате, лично ее не остановили бы. эти несколько шагов расстояния не смогли бы ее удержать. уж лучше когда так – с отвращением да прочь.

синьора откидывается на спинку стула, запрокидывает голову и устало массирует виски. даже голова разболелась. слышит, как чайльд запирает дверь, что вызывает улыбку. они будто зеркалят друг друга – только этой ночью замки закрывала она, а теперь его очередь. она сидит еще долго, смотрит на запертую дверь, пытаясь понять, что дальше делать. что ей С НИМ дальше делать? она пытается верить в то, что возвращение в снежную все поставит на свои места. позволит выдохнуть, вернуть равновесие. их разведут в разные стороны новые задания. если, конечно, у царицы не возникли неизвестно откуда садистские наклонности. селестия, хоть бы не возникли.

возвращение в снежную, доклад царице – все проходит даже слишком мягко, слишком по нотам. синьора до сих пор не понимает, как так могло получиться – никаких суровых слов, никаких наказаний за нарушенные планы. стоя тогда подле трона ее милости, она никак не могла отделаться от мысли, что все прошло именно так, как было задумано. что никто и не надеялся на открытие филиала именно в эту их поездку. на короткий миг кажется, что царица и вовсе способна видеть будущее, да сталкивать всех лбами в нужном порядке и в нужное время. но нет, такого просто быть не может. а вот быть талантливым стратегом, да держать подле себя такого же – педролино, - это вполне, это да.
когда тарталья покидает тронный зал, явно обескураженный тем, что они так легко отделались, а синьора уже поворачивается к выходу, царица вдруг произносит:
- ты выглядишь усталой, розалин, - этот голос... как будто они лучшие подруги, но при этом промораживающий до мозга костей, - что-то случилось в мондштадте?
лгать царице – смертельно опасно. синьора ощущает зябкие коготки страха, мурашками пробежавшиеся вдоль по позвоночнику. но говорить сейчас правду означает расписаться в собственной слабости. собственной глупости. и внезапной эмоциональности, выходящей за границы ее понимания.
- это ведь была проверка? – синьора делает рискованный шаг, не отвечая на поставленный вопрос, но задавая свой собственный. она о той проверке, которую должен был пройти тарталья, о миссии, окончание которой и должно было стать провальным. но слышит ответ, который выбивает почву из-под ног.
- конечно, милая. для тебя.
страх впивается в позвоночник. достает до нервов. синьора оборачивается.
- и я ее прошла? – от улыбки царицы становится жутко. впервые за пятьсот лет розалин снова ощущает животный ужас, как и в первый раз, когда она оказалась у ног ее милости – умирающая и тянущаяся за спасительным глазом порчи. тогда она понимала, этой женщине ничего не стоит помиловать и убить ее. с равной вероятностью и вот этой – нежной – улыбкой.
- а кто сказал, что она закончена? – царица поднимается с трона и уходит, оставляя синьору оглушенной.
https://i.ibb.co/92tmp1Y/erwer.png
и вновь – месяц. и вновь зыбкое ощущение того, что все приходит в норму. дела, задачи, поездки, кавалькада любовников – реальных и только приписываемых. дотторе порой смеется – ты стала такой ненасытной, дорогая. она отбривает – а ты завидуешь, дорогой? но сама понимает – сколько не ешь полезную еду, а от любимого, желанного вредного блюда все равно будет сносить голову. как и у нее. каждый раз, когда тарталья попадается ей в коридорах, даже мелькая вдалеке, он заставляет в ней пробудиться то чувство – нежности, таинства, чувственности, которая властвовало над ней в закатном солнце мондштадта. заставляет вспомнить голубые глаза, две трети которых сожрал черный зрачок, его мягкие губы на своей ладони, его руку, держащую ее запястье. и голос этот, шепчущий имя ее...

тарталья для нее угроза. он - яд, который она столь опрометчиво вкусила и теперь умирает. нет, он хуже. ведь от яда можно, наконец, сдохнуть и успокоиться. а тарталья – наркотик, которого хочется еще и еще. снова и снова. и с каждым разом малой дозы становится недостаточно. в какой-то миг синьора перестает гнаться за удовольствием, потому что ни один любовник не может принести то, что ей так хочется. в какой-то миг она просыпается утром с идиотским желанием – будто непутевая влюбленная школьница бегать по дворцу ее милости в надежде где-то натолкнуться на объект воздыханий. в какой-то миг синьоре настолько плохо от себя самой, что хочется выблевать мысли о тарталье наружу. но не получается.

а столица снежной к тому времени готовится к осеннему фестивалю, хотя и осень здесь больше похожа на промозглую слякотную зиму. но улицы украшают флажками, иллюминацией и лозунгами. по проспектам гуляют раскрасневшиеся барышни, то и дело стайками бегающие от одного ателье до другого. на дворцовой площади, как сугробы по зиме, вырастают палатки – со сладостями, сувенирами, украшениями, - из которых торгаши зычными голосами зазывают «налетай, торопись!». синьору никогда эти гуляния не заботили – она предпочитала на это безумное время отправляться на горячие источники за город. раздражала ее вся эта обстановка юных пигалиц, у которых на носу был первый дебют в обществе. глупые, наивные дурочки, жаждущие найти свою истинную любовь среди кавалеров на балу во дворце царицы. аж тошно.

но не в этот раз, не в этот. просто вечером, за несколько часов до бала, прогуливаясь по проспекту под руку с дотторе, она увидела чайльда, выбегающего с кофром для бального платья из ателье.
- дорогая? – дотторе замирает на полушаге, потому что синьора не двигается с места, взглядом устремившись вдаль. он прослеживает ее взгляд и ухмыляется, - надо же, мальчишка да с платьем! выводит в свет свою подружку?
и пусть вопрос дотторе совершенно невинный. пусть она не должна вообще была обратить внимание на него – ну лишь мазнуть взглядом, да кивнуть, как знакомому. пусть синьора месяц из себя пыталась его вывести, как грязное пятно с любимого платья. пусть все летит к чертям, потому что внутри нее от вопроса кипит.
- повезло девочке, отхватила богатого да сильного, да, дорогая? ты уж должна оценить – выгодные союзы это по твоей части, - чуть склонившись к ее уху, нашептывает дотторе. синьора отмирает, перевод бессмысленный взгляд на него, да щерится улыбкой-оскалом.
- не понимаю, о чем ты. если бы я только выгоду искала, то ты мне зачем? – она не провожает взглядом тарталью, хотя слышит его звонкий голос, зовущий кучера. она не обернется. не будет. но все равно – взглядом через плечо мажет по проносящемуся мимо экипажу, в котором рыжая макушка да тревожная улыбка на юном лице. волнуется так, переживает... неужели? синьору больно иглой под ребрами колет. неужели он кого-то себе нашел? или кто-то был давно? бездна!

она давно не ощущала этого отравляющего едкого, заставляющего делать гадости, чувства, от которого земля под ногами полыхает. ревность. пламя внутри нее клокочет, лавой растекаясь по венам. он с ней игрался? если кто-то у него был давно, то к чему все эти жеманности, невинности, взгляды? нееет, не может быть. такое не подделаешь (хотя она могла бы, если бы не репутация отменной стервы). значит он кого-то встретил? невинную маленькую снежинку, для которой состряпал шикарное платье на деньги ее милости, на свое жалование предвестника? о которой так волновался, торопился... а она – синьора – места себе не находила весь этот месяц. желание размазать чайльда по стене подтолкнуло ее к сборам.

и вот, спустя пару часов, она прибывает во дворец. и, будто чувствует, будто точно знает, где его найдет – поднимается на галерею. туда, где они впервые встретились. останавливается на вершине лестницы, криво ухмыляясь – интуиция не обмануло?
или ее вело предательское предательское сердце?
но чайльд вот он – стоит, опершись о перила и глядя вниз на гостей, где так же небольшой стайкой стоят юные девушки. синьора, проходя среди них мгновение назад, казалась каким-то чужеродным объектом. ее алое платье, среди их – пастельных, - выглядело будто кровь на белом снегу. этой самый крови синьора сейчас жаждала. если у нее не получается выкинуть чайльда из головы, то она заставит себя. она будет его ненавидеть, если не может любить.

- присматриваешь себе кого-то? – она останавливается рядом, прислоняясь плечом к колонне, - ты только посмотри, сколько нежных и красивых бутонов расцветает. такому празднику место весной, но на весеннем льду так легко оскользнуться и сломать себе шею, жаль было бы дебютанток, - синьора посматривает искоса вниз, будто ненароком, а сама, suka, нелепо пытается понять на кого именно он смотрит, - хм, кого посоветуешь? может и я себе кого-нибудь выберу, - томным жестом касается пальчиками алых губ, - сегодня ведь все выходят на охоту. видишь? – она рукой указывает на противоположный угол, где собрались молодые офицеры, - они-то уж точно своего шанса не упустят. каждый сейчас мысленно выбирает, раздевает, оценивает, может даже уже ноги в своих мечтах кому-то раздвигает... – она видит, как вдруг задевают его эти слова. значит, ОНА среди дебютанток. значит синьора не ошиблась. но кто же? кому сегодня не суждено вернуться домой целой и невредимой?

Отредактировано La Signora (2022-08-17 22:26:45)

Подпись автора

In the early morning the darkest dawn
Here the trumpets sounding love's final song
https://i.ibb.co/2dB9q40/sign2.png
Run for the heavens, sing to the stars
I am a burning heart

+4

42


— TANKHUN THEERAPANYAKUL —
[kinnporsche]
https://i.imgur.com/D3sU09w.gif https://i.imgur.com/gJPEYtH.gif
https://i.imgur.com/MjasEh2.gif https://i.imgur.com/zAvoh4i.gif
[Tong Thanayut Thakoonauttaya]

— ОБЩЕЕ —
- первый и единственный в звании "самая эпатажная мафиозная сучка на районе", главный шиппер за команду киннпорш [и боже упаси, Порш, обидеть или разлюбить Кинна - побьет подносом и не только], самый верный хозяин из всех, которые только были у Пита и первый на деревне преданный хейтер Вегаса;
- если уж по сути, то старший ребенок в семействе Тирапаньякул, должен был взвалить на свои плечи всю тяжесть семейного наследия, бизнес и прочую фигню, но ему так сильно в жизни "повезло", что от постоянных похищений двинулась его менталочка. теперь, когда главным по выполнению отцовских планов является Кинн, смог спокойно вдохнуть воздуха, наслаждается жизнью, вкусной едой, дорогими шмотками и изводит многосерийными дорамами своих телохранителей;
- а теперь если совсем уж серьезно, то я хэдканоню, что эти двое: Кхун и его главный телохранитель очень быстро нашли общий язык, честность Пита не может не подкупать, искреннее желание защитить и помочь, развлечь Танкхуна сделали Пита больше, чем просто наемным работником - они стали друзьями; считаю, что менталочка у старшего сына не так уж сильно и повреждена, просто прикидываться дурачком и выгодно, и забавно - ведь его не воспринимают всерьез, можно списать его со счетов и особо не опасаться, а потом даже не осознать толком, кто и что нанесло вам этот удар;
- Танкхун может не так сильно печется о делах и чести семьи как Кинн, не ищет справедливости и не докапывается до правды как Ким, но он совершенно точно очень любит братьев, заботится о телохранителях [спасибо, что забыл обо мне, кхун Кинн, только на Танкхуна я могу положиться хд]. яркий, эпатажный, эксцентричный, не боится быть собой и делать то, что вздумается.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я просто обожаю то, как Кхун заявился к Кинну только потому, что ему сон плохой приснился, что в очередной раз доказывает мою теорию, что не настолько у него крыша поехала, как может показаться. Это попытка собрать каст и поиграть во все те хотелки, что помогут раскрыть персонажей со всех сторон и дать попробовать на вкус и цвет) Помимо меня на форуме есть Вегас - а у вас свой собственный сорт отношений, который еще и портится моей привязанностью к бывшему работодателю (к тебе, конечно же хд) и моими чувствами, которые проросли на боли и насилии. Почему-то уверен, что вы еще не один раз попытаетесь перетянуть меня как канатик хд Еще к нам почти дошел Кинн, поэтому берите свои длинные ножки, господин Танкхун, и модельной походкой от бедра бегите к нам. Красивых людей в этом фандоме должно быть больше.
Посты пишу от третьего лица, активно юзаю птицу-тройку, не пинаю долги, охотно закомфорчу, забросаю идеями и поведу за ручку на просмотр порно или очередной плаксивой дорамой. Очень жду и надеюсь~

— ПОСТ —

Когда ты вырос в деревне, в богом забытой дыре, предложение поработать на людей, которым многим обязан - как твой счастливый билет, ты берешь его особо не думая. Считаешь, что это высшее благословение. Пит Понгсакорн Сэнгтам считал, что ему очень повезло выбраться из дыры, в которой все пропахло бедностью и алкоголем, кровью и побоями от отца, которому всегда и всего было мало. Жаль лишь было бабушку оставлять одну, но он клятвенно обещал навещать ее, еще не представляя тогда толком, что такое его работа и что она отнимет все его свободное время, помыслы, а взамен даст большие деньги, которые такому скромному парню попросту тратить некуда. Огромный дом, куча телохранителей и персонала - голова кругом от того, кто он никогда в своей жизни не видел. Неискушённым быть просто, Пит хороший мальчик, который старательно впитывает информацию. В первые дни видит господина Корна слишком часто, тот пока не отдает Пита на съедение другим ребятам, не требует носить костюм и соглашаться сразу же - приютил под своей крышей, дал немного денег и времени ко всему привыкнуть, познакомиться с сыновьями и наладить отношения со своем вероятным соседом по комнате. - Порш, ты классный парень. Я рад, что мы так быстро подружились. - Мальчишка сияет как новая копейка, постепенно разбираясь, что и как работает. Он настолько удобный и безотказный, старательный и подмечающий все детали, что сразу же приходится Танкхуну по вкусу. - Что бы ты там не решил, Па, но этого улыбающегося парнишку я хочу себе. Он мне нравится! - Если бы Пит тогда только знал, в чьи лапища попадет, то точно не соглашался бы на все и сразу.

Кхун Корн дал ему целую неделю на то, чтобы согласиться или отказаться, слишком много вопросов к такого рода доброте. Мужчина был крайне умен и замечал каждую деталь, делал выгодные инвестиции в будущее, видать видел в мальчишке что-то такое, о чем сам Сэнгтам даже не подозревал - лаской и вседозволенностью дрессировал верного пса главной семьи, который не задумываясь отдаст за любого Тирапаньякула свою жизнь. Пит чувствовал себя так, словно он попал в какую-то сказку, пока что только награды и никаких заданий и условий, так ему казалось даже, когда в комнату ввалился Кхун и приказал Питу надеть что-то секси, ведь эта вечеринка должна была стать первой среди его посвящений. - Я должен убедиться, что с моим новым телохранителем можно неплохо развлечься. - Он хлопнул Пита по плечу, заставив того вздрогнуть и неловко улыбнуться, поклониться и кивнуть. - Конечно, господин Танкхун. Я буду там вовремя. - Жутко неловко? Еще как, но ослушаться еще страшнее, хоть он и не давал еще никакого ответа. Порш советует ему расслабиться и получать удовольствие, пока все происходящее не становится его каждодневной рутиной. Пит легко влазит в узкие новенькие джинсы, черная рубашка выгодно подчеркивает его тело и мускулатуру, что заметна благодаря утренней рутине, да и в работая в деревне кровью и потом на земле невозможно не выглядеть хорошо. На шее красуется цепочка, в ухе серьга - на руке браслет. Загар все еще заметен, выдавая в нем человека, что выглядит отдохнувшим и довольным жизнью. - Такое чувство, что сегодня случится что-то интересное.

Пит прибывает в небольшой, но уютный клуб вместе с Поршем. Тот радостно знакомит его с хозяйкой, представляя ее Джейд Йок. Пит почтительно кланяется, за что тут же получает бесплатную выпивку как показатель его хороших манер. - Вот смотри и учись, Порш. Вот так нужно вести себя было с начальством. - Она треплет Пита мягко за щеку и подливает ему еще, тот относится к алкоголю с осторожностью, не спешит накидаться до того, как явятся братья. Сэнгтам в курсе того, что в семействе есть еще третий наследник, но тот редко появляется в доме и здесь его можно не ожидать. Порш мягко хлопает его по плечу и предлагает выйти проветриться, покурить и перетереть слово за слово. Пит тут же прикуривает сигарету, пока Порш никак не может справиться с зажигалкой, он уже предлагает свою, когда это делает кто-то другой. Брюнет тут же переводит взгляд на незнакомца и откровенно говоря залипает, без возможности отвести от него взгляд. Его кожа чуть темнее, чем к самого Пита, но выглядит отменно, до него ветром долетают нотки дорогого парфюма, а от улыбки все внутри просто натягивается как струна, разве что только кульбитов не хватает внутри. Он не может не пялиться в ответ, но подмечает, что в Порше что-то поменялось, словно тот напрягся при виде незнакомца. Тот долго не задерживается и проходит внутрь, а с Пита спадает его наваждение. - Я должен знать, что это было и кто это? - Порш все еще остается нервным и напряженным, тяжело выдыхая дым. - Тебе лишь стоит знать, что настроение у господина Танкхуна теперь будет испорчено сразу же, как только он преступит порог. И ты должен сделать все возможное, чтобы это изменить, ну и еще молиться, чтобы кхун Вегасу стало слишком скучно, и он убрался отсюда до того, как успеет затеять ссору с Кинном. - Порш хлопает Пита по плечу, выбрасывает сигарету и устремляется к подъехавшей машине. - Встречу их сам, иди отдыхай. - Киттисават подталкивает Пита обратно к клубу, чему тот не противится и проходит туда. - Не понимаю, меня это явно не касается, откуда тогда это странное чувство предвкушения?

Пит плетется к барной стойке, залипнув в свой телефон. Проверяет сообщения от лучшего друга, видит пропущенный от отца и тут же мрачнеет, стирая запись. Краем глаза он чувствует на себе пристальный изучающий взгляд, людей в клубе становится чуть больше, а значит точно он не может сказать, кто за ним наблюдает, но готов спорить, что этот тот незнакомец. Он усаживается обратно за стойку и улыбается Йок, что тут же подливает ему горячительного. - Посмотри, сколько здесь красивых людей, Пит, не стоит грустить в такой вечер, тем более с такой милой мордашкой. - Она треплет его по щеке, подстегивая сделать несколько глотков. Пит сразу же становится навеселе, беззаботно улыбаясь, пока не чувствует рядом с собой тот самый аромат дорогого парфюма и ощущение того, что он в одном шаге от того, чтобы провалиться в глубокую кроличью нору, полную неожиданных опасностей.

Подпись автора

av by сурикат

+3

43


— Ken —
kinnporsche
https://i.ibb.co/4Vkktct/image.gif https://i.ibb.co/R9nt9xt/1.gif
Perth Nakhun Screaigh

— ОБЩЕЕ —
Когда неприятель делает ошибку, не следует ему мешать. Это невежливо.
Мы с тобой не встретились - столкнулись на царской охоте, как две бешенные гончьи: слишком похожие для симпатии, слишком одинаковые для дружбы, слишком жадные для сотрудничества, слишком закрытые для целительных разговоров. Наш путь - через тернии к готовности встать в нужный момент за спиной.
Пара стаканов виски в прошитой неоном полутьме. Однажды начатый разговор, который длится годы - по фразе, взгляду, намеку. Мы оба знаем - каково это, когда ты стоишь миллиона, но тебя задвинули. Отлично знаем, но оба молчим: болтать с тем, кто продаст тебя за пару бат и жизнь других, более близких, не с руки.
Мы оба слишком умные, чтобы признать друг друга по-настоящему нужными. И действительно дураки, раз сошлись в войне моего отца там, где у обоих никогда не было счастливого конца пути.
Мы достаточно прозорливые, чтобы не верить в победу. И слишком гордые, чтобы признать это для других - даже друг для друга.
Мы с тобой не подписывали документов. Это партнерство, которое каждый из нас в конечном итоге оплатил своей кровью.
Нас с тобой все это время не было.
О том, что действительно было, всегда будем знать только я и ты.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
В сериале самого интересного недодали. Хочу раскрутить всю историю, как ты дошел до роли человека побочной ветви семьи.
У меня много четких представлений о том, как это могло быть. Например, что платил тебе мой отец, но по-настоящему сошлись и блюли интересы друг друга именно мы. Что это было не только из-за денег: у нашей семьи ты нашел понимание, высокую оценку твоих навыков.
Мне абсолютно не по душе твой финал в сериале. Предлагаю все переиграть. Мои люди неприкосновенны. Тем более, что ты поймал Пита. По хрен чья там была голова. Ты официально "умер", но твое посмертие - новые документы, дом у моря и любой выбор нормальной жизни. Татушку, вон, себе с ловцом снов набей и найди своего Кинга!
Я не смогу дать тебе быстрой игры. От тебя тоже не жду приоритетов и быстрой отписи. Меня вполне устроит черепаший темп.
Со своей стороны могу гарантировать вдумчивое развитие линии, на которую в сериале попросту положили. Мне кажется, у нас может получиться отличная история двух людей, которых задолбало быть в тени тех, кто этого не заслужил.
Давай будем паровозиками, которые смогли. И друзьями, должны же и у меня быть друзья.

— ПОСТ —

В день, когда отец официально назначает Вегаса преемником и дает должность стажера на основном производстве, принадлежащем их семье, он также составляет и передает сыну его личный план развития. В нем детально расписаны шаги, которые требуется сделать для скорейшего достижения успеха.

Этот план больше похож на схему тренировок спецназа или курс для того, кто мечтает сдохнуть дорого, сложно, очень болезненно. К еженедельным занятиям английским и русским, курсам бизнеса при титулованном учебном заведении, тренировкам по рукопашке, стрельбе и самообороне добавляются мелкие семейные дела. Мелкие для тех, кто привык. На деле даже старым сотрудникам не доверяют того, что накидывают на Вегаса. Теперь ему в обязанность вменяется поддерживать хорошие отношения с телохранителями, проводить с ними совместные тренировки, планировать операции; встречаться вместе с отцом с партнерами; инспектировать раз в месяц завод по производству игрушек, на складах которого передерживается экспортное оружие; помогать с управлением швейной фабрики, которая достанется ему по достижении двадцати одного в личное пользование. В плане отца значится, что к двадцати он должен знать все дела и быть готовым управлять своим будущим бизнесом.

Не справится...

Это было даже интересно. Пусть отец никогда не желал признавать их с Макао своими сыновьями, но других детей у него не было. Чем именно кхун Кан (как в рабочих вопросах сложно звать его папой) мог ему угрожать? Кому он планировал бы передать управление семьей? Эта мысль могла бы расслаблять. Но Вегас мотивирован: он не любит проигрывать. Он прошел такой путь — не прошел, пробежал рысью, иногда срываясь на галоп, — что сдаться было бы сродни признанию поражения. Вегас слишком часто уступал главной семье даже там, где из-за права рождения не мог и участвовать. Естественно, он болезненно относился к каждому поражению.

Он действительно завидовал кузенам. В этой зависти в какой-то момент не осталось ничего доброго. Сыновья кхун Корна могли позволить себе то, о чем Вегас не мог даже мечтать: старший прохлаждался и делал, что хотел, потому что пострадал при похищении; средний совсем недавно выиграл певческий конкурс, и вовсе не потому, что обладал хоть зачатком таланта — отец позаботился (его собственный так долго, со вкусом и так зло болтал об этом); младший и вовсе смог выбрать жизнь звезды. Вегас же даже играть на гитаре учился украдкой и втайне: истинный сын побочной ветви семьи не имеет права распыляться и расслабляться. Все, что не служит усилению собственной власти, должно быть выброшено из жизни.

Вегас слепо следовал всем приказам, не видел студенчества. И при этом не получил ни единого слова одобрения от отца. Кхун Корн же гордился своими детьми, даже когда те творили очевидную херню. То есть всегда.  Вегас действительно завидовал. Он все еще верил, что однажды и он сможет получить хоть тень от этого. Ему мало надо, если подумать. Достаточно было бы одобрения отца, а все остальное он привык выгрызать зубами. И на этот раз Вегасу кажется, что он знает, как этого одобрения добиться. Он не допустит проигрыша. Потому что сделает верные ставки. Потому что обзаведется своими людьми и сможет копать под кузена.

И все-таки он ошибается, выбирая того, кто лишь кажется очевидно слабым звеном среди новых телохранителей кузена.

Первое, что делает Вегас, наводит справки. Среди новичков пара бойцов, переметнувшихся из ослабевших банд. Эти первое время будут грызть удила и выслуживаться. Так что их Вегас отметает.
Есть выпускник инженерного, взявший первенство города по стрельбе. Этот остается на крайний случай — как сложный, но возможный. Еще двое — друзья со спортивного факультета. Этих либо тащить парой, что накладно. Либо пытаться сперва разбить, чтобы снизить надзор напарника. Слишком велик риск провала. Так и выходит, что с порога Вегас кладет глаз на кажущегося перспективным Пита Понгсакорна Сэнгтама. Наивный южанин. Меньше месяца в столице. Таким проще всего вскружить голову шиком, блеском, возможностями.

Забавно, что с порога все идет не так: с Питом все складывается сложно. Наивный южанин оказывается — какое мерзкое слово, — честным.

Честные люди — чистый лист. Этот самый нонг Пит или правда не вписывается в привычные лекала, по которым отбирают телохранителей в основную семью, или просто настолько крут, что мог со старта отмазываться от закона: никаких приводов, даже штрафов за вождение нет. Все, что есть на новичка: он родился на юге, был региональным чемпионом по боксу, закончил школу — весьма неплохо, надо сказать. Не беден — нет долговых обязательств. Не богат — закономерно. Нет ничего бросающегося в биографии в глаза, что могло бы дать Вегасу быстрый путь к получению расположения.
По образу, что рисовался из собранной информации, Пит был не из тех, кто в конечном итоге шел в мафию. Хорошие парни оказывались в числе их работников от безысходности, поэтому им так сложно было доверять, поэтому их легко было совратить, перевербовать: нет никого мене верного загнанной в угол псины. Достаточно было узнать — что привело на опасную работу, и дать им это, немного добавив сверху приятного.

Вегас уже проворачивал такое для отца. Он значительно расширил шпионскую сеть семьи. У него были свои уши среди итальянцев, южных контрабандистов, северных наркобаронов и среди русских.
Для вербовки хватало недели.

Даже спустя две недели наблюдений он так и не понял, с какой стороны подойти к этому вечно улыбающемуся мальчишке.

На этом этапе, Вегас уже понял, что стоило бы отказаться и повернуться в сторону Арма. Инженеры — народ гордый, таких легко уломать.
Но к этому времени он сам себя загнал в ловушку. По выбранному пути уже вел азарт. Чем сложнее задача, тем больше удовольствия приносит решение. Именно поэтому в первый уик-энд, когда Пит получил вольную и отправился погулять по окрестностям столицы, Вегас — конечно, совершенно «случайно», — оказался рядом.

— Кого я вижу, — решив обозначить свое присутствие в тот момент, когда Пит устал ходить туристическими тропами и решил пообедать, Вегас нагнал его в дверях простенькой лапшичной и опустил руку на плечо. — Эм... нонг... нонг Кит, кажется? — нарочито исковеркал имя Вегас.

К текущему моменту он мог рассказать наизусть о Пите много фактов, большая часть из которых была личной. Но для мальчишки он должен был оставаться не заинтересованным в чужих людях. До поры. Сманивание кадров напоминало охоту: рано сунешься, дичь спугнешь. Покажешь нездоровый интерес и излишнее знание — проиграешь до старта.

— Какая удачная встреча. Меня кинули друзья, мне скучно. Ты же не откажешь кхуну Вегасу... тебе же уже рассказали, кто такой кхун Вегас? Да о чем я. Ты же вроде новый человек Танкхуна. Думаю, ты уже знаешь обо мне больше, чем я сам. Так вот, ты же не можешь отказать мне в малости. Не заставишь есть и скучать в одиночестве?

Вегас улыбается — чисто, светло. Эта улыбка заставляет сердца дев трепетать, а мужчин недооценивать долбонутого ублюдка, каким на деле и есть Вегас. Эта улыбка совсем не его, не настоящая. Но так сразу и не сказать. Для того, чтобы понять, надо знать Вегаса за масками. Таким, каким не видел его даже отец.
Вегас умел ставить в тупик тех, кому рассказали про гнилую натуру кузена из побочной ветви, потому что ангельская внешность и предельная вежливость никак не могли принадлежать плохому человеку.

— Нонг, ты же не собираешься здесь обедать? Куда смотрит мой братец? Он даже не дал тебе список приличных заведений, с которых стоит начинать? Надо срочно исправить. Здесь за углом припаркован мой байк. Если ты не имеешь неизвестной мне духовной связи с этой дырой, позволь прокатить тебя по окрестностям и накормить действительно вкусной лапшой.

Еще одна улыбка — мягкая. В отличие от хватки пальцев, которая не ослабляется на плече. Вегас не торопится давать Питу шанс ускользнуть от него, скрыться в толпе. Сбежать, пользуясь наверняка выданной рекомендацией. Той самой, которую в первый день заставляют заучивать всех людей старшей семьи: «Держись подальше от побочной ветви семьи Тирапаньякул».

— Ну, что скажешь? Или тебе страшно? — с ухмылкой подначивает Вегас.

Отредактировано Vegas (2022-08-20 21:59:38)

+2

44


— Tsaritsa —
[Genshin Impact]
https://i.imgur.com/GlHxOYK.jpg
[original]

— ОБЩЕЕ —
Едва ли вы встретите в Снежной кого-то более притягательного и покрытого ледяной коркой тайны, чем Царица. Многочисленные слухи о судьбе тех, кто осмеливался нарушить уединение снежного архонта, могут пугать также сильно, как и ледяной холод, проникающий внутрь костей на родине этой во всем интересной личности. Поговаривают, что первые ее Предвестники служили ей семьей, которая должна была сплотиться вокруг одной силы, но чем дальше текло время, тем меньше внимания Царица начала уделять собственным подчиненным. И если Синьора могла "похвастаться" определенными дружескими отношениями в самом начале сбора Предвестников, то вот уже Тарталья такой чести не удостоился. Сердце Царицы со временем сковывал лед, который сковал всю ее родину.
Но при этом сложно найти того Архонта, о котором будут говорить одновременно с трепетом, ужасом и любовью в голосе - Крио Архонт может вызывать в людях такое количество эмоций, что они сами будут этим смущены. Нельзя относиться к Царице нейтрально, она либо пугает вас как стужа в ледяной, безжизненной пустыне, либо выжигает изнутри, как может делать только самый сильный холод. Ожог, который проникает глубже, чем может проникнуть самое яростное пламя.
Люмин же выдалась возможность встретиться с Крио Архонтом лично (*момент, который требует отыгрыша в самой игре), предложив свою помощь в плане по овладению всеми гнозисами и по созданию Глаз порчи (*второй момент на отыгрыш). И пускай планы самой Принцессы Бездны пока еще оказываются окутанными туманом тайны для Царицы, из этого союза может выйти что-то хорошее.
Вот только, в конечном итоге Царица - это всего лишь один из Архонтов, которых жаждет уничтожить Люмин. И еще нужно уточнить, кто будет сильнее, самый сильный холод Снежной или сердце, переполненное жаждой мести.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Начнем с того, что самым главным требованием будет желание и возможность играть, двигать наш общий сюжет (которого пока что) и становиться частью всего огромного "разнообразия" наших миров - из ждущих тебя здесь не только я, но и верные приспешники - Тарталья и Синьора.
Затем стоит упомянуть тот факт, что лично от меня будут несколько пунктов, соблюдение которых буквально обязательно для нашей будущей Царицы:
- она взрослая, умудренная опытом, пускай и выглядит молодо, женщина. То есть, пожалуйста, никаких истерических припадков, требования внимания и прочих вещей, которые люди обычно перерастают в определенный момент.
- скорее меланхоличная, чем холеричная и взрывная. Лед имеет свойство трескаться очень долго, прежде чем взорваться на тысячи осколков.
- буду честна, рассчитываю на определенные отношения, которые выходят за рамки дружеских. Помните, у Люмин есть стремление уничтожить всех Архонтов, а у Царицы - сделать Снежную сильнее всех остальных. Это будут сложные отношения, едва ли полные романтики. Но приязнь, уважение, умение признать чужую силу - да. И скорее всего тут будет не конкретно моногамные отношения, ведь в этом мире не все делится на белое и черное. очень много оттенков позволяют наполнить мир лучшими красками.
Во всем остальном - просто приходите, Царица, нам очень не хватает Архонтов. Себя на игру готова предложить в любых вариантах, думаю, остальные тоже не будут против, а наше "трио" отличается постоянством и отличными постами.
Обговоренные чуть выше моменты точно хочется обыграть в игре, потому я всегда открыта к обсуждению, как и все "наши".

— ПОСТ —

Забавный ребенок. Люмин позволяет себе спокойно наблюдать за действиями нового знакомого, который больше был похож на маленького звереныша. Так боялся, одновременно так жаждал. Он был голоден, - что было чертовски легко понять, - но явно больше этого хотел пить. Пожалуй, в этот момент девушка могла бы устроить ему урок на всю жизнь, что не во всем стоит доверять новым знакомым, но не хотела. Что-то похожее было в этом мальчишке на ее брата.

Итэр...

Мысль приходит непрошено, никуда не хочет пропадать и это раздражает. Не хочется сейчас думать о брате, с которым так давно никакой связи. С которым пришлось расстаться по злой прихоти неизвестной силы. Глупости, какие, не правда ли? Разве сила вообще может чего-то желать осознанно? Нет, только пустота и тишина, сила никогда не бывает осмысленной. Но все меняется, когда речь начинает идти о людях. Вот люди могут быть совершенно разными. Люди даже могут стать монстрами хуже тех, которые обитают в Бездне. Жестокими и глупыми, в поисках силы и власти. Не стала ли она сама монстром в таких условиях? Люмин усмехается собственным мыслям и переводит взгляд на мальчишку, жадно пихавшего в себя еду ложку за ложкой. Не стала.

- Когда нам пришлось расстаться, ему было в районе шестнадцати лет. Но наш возраст отличается от возраста таких как ты и другие обычные люди. Мы живем дольше, потому и рассчитывать нужно иначе, но в любом случае мы с ним оба довольно молоды по многим меркам. Хотя сейчас я потихоньку становлюсь все старше и старше, а он... - на мгновение девушка прикрывает глаза, прислушиваясь к своим ощущениям и после точно может сказать, что Итэра в этом мире нет.

- Если ты старший, то тебе точно нужно отсюда выбраться, ведь твои братья и сестры точно не смогут смириться с потерей своего брата. Старшего. Говорят, что старший ребенок рождается, чтобы стать защитником своих братьев и сестер, потому он всегда наделен большей силой и умениями. Тебе есть куда развиваться, но именно желание защитить своих близких может придать тебе сил двигаться вперед, - пока мальчишка озирается, - он видит эту пушистую кучу мертвых тел, - Люмин лишь лукаво улыбается, позволяя костру разгореться в полную силу. Небольшой поток ветра, который срывается с ее ладони, раздувает угли и языки пламени взметаются почти под потолок, вырисовывая на стенах пугающие тени, играющие в шутки с сознанием уставшего ребенка. Наверняка Аякс мог видеть что-то довольно интересное в этих странных тенях.
Или пугающее.

- Сильный и ловкий? Бездна может пережевать и выплюнуть кого угодно, но ты можешь считать, что точно поцелован своей удачей, потому что ты столкнулся со мной. Пожалуй, в качестве жеста доброй воли я помогу выбраться тебе отсюда. Быть может, дам несколько уроков, которые потом помогут тебе не только защитить себя или своих близких. В битвах есть свой красота, в битвах есть свой смысл. Ты должен понять его, должен принять это в себя, иначе ты просто не сможешь выживать в дальнейшем, - от блондинки не укрывается чужой зевок: удивительно вообще, что мальчишка не отключился в первый же момент, как попал в более менее надежное место, где можно было себя немного отпустить. И все же, как истинный воин, он был насторожен и не доверял до конца той девчонке, которая спасла ему жизнь. Люмин была рада, что встретила такого перспективного мальчишку, из которого можно было вылепить практически что угодно.

- Узнаешь. если тебе повезет, то когда-нибудь ты даже удостоишься чести увидеть все своими глазами, - Люмин внимательно наблюдает за мальчишкой и, когда он сворачивается почти клубком, поднимается, чтобы помочь ему полностью занять теплую лежанку. Прикрывает его собственным теплым плащом, - даже такую мелочь прихватила с собой на "прогулку" в такое опасное место, - а потом гасит костер и всматривается в темноту, которая царит за порогом небольшой комнатушки. В ее планах было покорить всю эту темноту, чтобы никто из монстров даже не думал сомневаться в том, что принцесса заняла свой трон по праву.
По праву сильнейшего.

Блондинка оставляет Аякса, не беспокоясь о том, что монстры решаться на него напасть: в том помещении для них пахло смертью и той, кто эту смерть принесла. Прогулки по Бездне иногда могут принести отличные открытия. И что-то новое, чья история только пишется сейчас.

Возвращается она только через двенадцать часов, позволяя Аяксу полноценно поспать и почти тут же роняет перед ним несколько различных единиц оружия, чтобы тот мог выбрать себе что-то по душе. Может быть его привлекут луки и острые стрелы, которыми можно давать отпор издалека и бороться с теми, кто тебя пугает? Или тяжелые мечи, которые помогают расчистить путь перед собой и насладиться ощущением ноющих от тяжести рук? Но Люмин ставила на лук. Быть может еще и одноручный меч, но это было бы тяжело для мальчишки.

- Поднимайся. У меня есть для тебя не только этот подарок в виде оружия, но и кое-что еще, - из-за пазухи девушка достает сочный фрукт, чей рыжий бок блестит так, словно его начистили воском.
- Не спрашивай, как в этом месте оказались фрукты. Ешь, тебе пригодятся силы на тренировке.

Подпись автора

ava by сурикат

+2

45


— AARON HOTCHNER —
[criminal minds]
https://i.imgur.com/ZREv5Ko.gif
[thomas gibson]

— ОБЩЕЕ —
Ты оплот нашей команды, воплощение разумности и спокойствия. Ледяного спокойствия там, где любой другой легко потеряет голову. Наш отдел – результат не только твоей упорной работы, но и многих жертв, которые тебе пришлось принести. Семья и работа – вот те две вещи в твоей жизни, которые ты упорно пытаешься совместить, всеми силами стараясь не дать им пересечься, оберегая семью от того ужаса, в который приходится погружаться почти ежедневно, и запрещая себе отвлекаться на посторонние мысли, когда ведешь дело. Иными словами, ты постоянно делаешь нечто невозможное для обычного человека. А еще ты все стараешься держать в себе, и потому иногда можешь перегнуть палку, но в такие моменты твоя команда, которую ты так усердно оберегаешь, всегда готова понять, прийти на помощь и сделать вид, что ничего страшного не произошло.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Никаких особыъ требований: просто любите своего персонажа и игру.

— ПОСТ —

«Я чувствовал спиной его взгляд» - расхожее выражение. Биологи объясняют это чувство доставшимся человеку от предков инстинктивному умению распознавать опасность по едва уловимым теням или шорохам, эзотерики расскажут вам про потоки энергии, которые излучает преследователь, а психиатры спишут все на паранойю. Рид был склонен признать возможной догадку первых и вполне доверял выводам последних, но сейчас, несмотря на боязнь оказаться в палате, открывающейся только снаружи,  был уверен, что взгляда никакого на самом деле не ощущает, а просто знает по опыту: Морган идет следом.
Дерек это умел: влететь в чужое личное пространство, прижать к стенке и вытянуть все, что таишь за душой. Не потому, что агенту так нравилось лезть в чужую жизнь, а потому, что помощь бывает нужна не только тем, кто о ней просит. Да и секреты хранить их заставляло не желание иметь что-то свое, сокровенное, принадлежащее лишь тебе, хотя именно так все обычно пытались оправдаться. Нет, человек склонен умалчивать о чем-то слишком болезненном, или о том, что заставляет испытывать стыд. Джей Джей не говорила о сестре, Морган не говорил о детстве, а сам Рид долго скрывала от отдела свою мать. Нет, стыдился он не матери, а того,  что силой  отправил ее в больницу, навещая совсем редко – боясь смотреть в лицо возможному будущему. Никто лучше них не знал, что прошлое нельзя перечеркнуть, став новым человеком, и потому, возможно, никто лучше них не вкладывал столько сил, чтобы оберегать тайны своего прошлого.
Все это Спенсер знал, но не умел, подобно Моргану, выбивать запертые двери. Он мог пытаться проявить участие, склонить к откровенности просьбой или проникновенной речью о дружбе, но не находил в себе смелости вломиться, если перед ним провели черту.
Шаг в открывшиеся двери делают синхронно. Рид жмет кнопку первого этажа, и лифт смыкает свои двери, на короткое время отрезая их двоих от всего остального мира и позволяя Моргану вспомнить один из самых неприятных моментов, которые Спенсеру приходилось переживать. Только мотает головой: нет, это совсем другое. Там он был одержим, причем, не столько желанием понять, докопаться до истины, сколько банальной местью брошенного когда-то ребенка. Здесь же нужно было сделать выбор, который мог круто изменить судьбу небезразличного ему человека не в лучшую сторону. И в уравнении сплошные неизвестные.
- Я должен был попытаться, - косится на Моргана, едва заметно улыбнувшись. Он не злился за эту настойчивость, скорее даже был благодарен, ибо его умение принимать решения в критических ситуация оставляло желать лучшего. Сейчас он берег не свои секреты, а хотел уберечь Дерека от возможных последствий, но когда они бросали друг друга из-за призрачной угрозы? Неважно, карьере, свободе или жизни.
- Только давай не здесь, - покорно приняв неизбежное, излагать Моргану все сию же минуту, в центральном холле, считает излишним. Конечно, с большой вероятностью на них никто не обратит внимания – в этом здании головы у всех настолько забиты своими делами, что и лобовых столкновений в коридорах порой избежать не удается. И все-таки хочется уединения, подходящего ситуации.
Через двери главного входа и налево, на стоянку, - здесь им вряд ли кто-то помешает, а запрет на разглашение информации для местных работников, опять же, явление обыденное, и никому не будет дела до того, о чем там решила пошептаться пара агентов. Резко затормозив, Спенсер лезет в свою сумку и после недолгих поисков среди кучи бумаг, которые пришлось поспешно туда бросить, извлекает свернутый номер вашингтонской газеты, однако, продолжает держать его в руках.
- Я должен был встретиться вчера вечером в Вашингтоне со старым школьным приятелем, - начинает тараторить в своей привычной манере, хотя и немного нервничая.  – Он сказал, что срочно нужна помощь, и когда я был уже на месте, позвонил снова, попросил как можно скорее забрать его. Все твердил «я не хотел», «меня заставили». Нашел его в какой-то подворотне, увез, потому что он страшно паниковал и твердил, что его обязательно убьют. Было  не до расспросов. Я всю дорогу пытался дознаться,  о чем речь, и он, видимо, боялся, что я привезу его в полицию или в ФБР – выскочил из машины на светофоре, и с тех пор его телефон не отвечает.
Выдохнув и словно опомнившись, Рид протягивает Моргану газету. Пока предыстория не объясняет всей сути проблемы, но и обойтись без нее было никак нельзя.
- Наткнулся сегодня на это объявление, - наклоняет голову на бок и указывает напарнику на короткое сообщений в самом низу страницы, в котором говорилось о розыске вашингтонской полицией голубого Volvo Amazon, водитель которого мог стать свидетелем преступления. – Номеров, у них, видимо, нет, но искать им придется недолго. Сколько их может быть в Вашингтоне и окрестностях?
Рид хоть и являлся для команды ходячим сборником статистики, были такие факты, которыми ему не приходило в голову интересоваться. По-прежнему оставалась логика: старя машина, большая часть уже не на ходу или отправилась на свалку, часть отсекалась по цвету – и в конце список окажется очень коротким.
- Почему наши свидетели всегда описывают машины как «вроде это был белый седан», а мне достался какой-то знаток старых автомобилей?
Сам Рид никого не заметил, слишком торопился и много отвлекался. Ему казалось, на той улице вообще не было ни одной живой души. Вот где пригодились бы глаза на затылке. Впрочем, какой толк знать, кто именно отправил к тебе полицию? И они в своих пресс-релизах тоже делали так: говорили, что разыскивают свидетеля, а не преступника, чтобы люди сдавали своих друзей и соседей из искреннего желания помочь, вместо того, чтобы ощущать себя предателем.
- Я не знаю, что там произошло, но, думаю, не карманная кража. И пока я могу делать вид, будто не видел этой газеты, только рано или поздно полиция все равно появится у меня на пороге. Или, что хуже, на пороге Хотча.
Смотрит на Дерека в ожидании реакции на свой сумбурный рассказ, беспокойно заламывая пальцы. Конечно, Морган не кинется на него с обвинениями, вообще не попрекнет: такое если и можно ожидать, то лишь от Хотча, да и он наверняка просто пожурит для поддержания марки. Вроде бы удобно, тем не менее, роль мальчишки, на которого даже всерьез не могут рассердиться, временами ударяла по самооценке.
Риду было стыдно. Да, он не собирался втягивать отдел в неприятности, сам не собирался ни во что влезать, но в очередной раз чувствовал себя шестилеткой, которому нечего сказать в свое оправдание, кроме как «я нечаянно» и виновато потупиться в пол. С должностью агента ФБР и званием профайлера совсем не вязалось неумение оценивать ситуацию и предсказывать последствия. И все всегда заканчивалось одинаково: друзьям приходилось его спасать.

Подпись автора

подарок от Джея, творила сурикат

+1

46


— JACK KLINE —
[supernatural]
https://64.media.tumblr.com/f6202c6a3064d495cfc7297fc9719d83/784785f5a842b1d8-ec/s500x750/9367f8efcfdb89e5f959f91c420117d442204f1f.gif
[Alexander Calvert]

— ОБЩЕЕ —
Здравствуй, Джек.
Нелегко тебе пришлось, правда? Вряд ли кто-то прямо мечтает быть сыном Люцифера и терпеть потом косые взгляды. Твоя мама умерла, и ты даже не успел с ней познакомиться. Большая несправедливость. Тебя готовы были сразу заклеймить вселенским злом. Но разве ты этого заслуживаешь? Твоя мама и Кас поверили, что ты будешь хорошим парнем, и знаешь, ты действительно хороший парень. По крайней мере, всякая херня у тебя получается вовсе ненамеренно, и это видно. Для тех, кто готов это видеть.
И мы это видим. Со временем это увидят все.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Привет, дружок-пирожок. Так вышло, что твои отцы перекинули ответственность заявки на меня, забавно, да? ) но они все равно тебя ждут.
Но заявку перекинули мне зря, потому что как видите, я не умею их писать хд я только пришел всего лишь вчера и я еще и из другого фильма, но это сейчас не так важно. В любом случае, Дин, Кас и я - хотим видеть этого чудесного мальчика. Пока что сюжет в разработке, если я верно понял, примерно начало-середина 12го сезона. С большой вероятность выйдет, что я попал в бункер за несколько месяцев до твоего рождения и твоего появления там же в бункере. Зато у тебя будет дополнительная моральная поддержка в лице меня, если Дин вздумается канонично на тебя агриться. Но как придёшь, так и обсудим как следует. Ты уж не задерживайся. С меня конфеты, но сигареты и алкоголь я тебе не дам, а то мне спасибо не скажут хд

а еще вот вам тупейший прикол хд

Минутка тупых идей на потом хд
Живучий демон Мэттью Клегг: я еще доберусь до твоей гейской задницы, Блейк!
Джек это слышит и позже вечером в бункере спрашивает: что значит гейская задница?
Уилл: это оскорбительное обращение к геям.
Джек: а кто такие геи?
Уилл: эээаамм... ну это когда двое мужчин *ловит взгляды старших* ценят, уважают, любят, поддерживают друг друга
Джек, весело: тогда мы все тут геи :3
*все просто давятся пивом*

Вот такой у меня дурацкий юмор, ага хд

— ПОСТ —

...Уиллоуби Блейк никогда не был смелым. Никогда не был рыцарем. Даже ради самого себя не старался, не пытался хоть раз да навсегда отстоять свою честь, чтобы больше к нему заводилы с дурацкими шутками или придирками не лезли и не дергали. Только фыркал с вялым раздражением, отмахивался да спешил ретироваться прочь к чертовой матери. Другой бы на его месте давно показал бы зубы, клыки... Но Блейк был... наверно, пессимистом. Заранее уверенный в провале, он считал нелепым начать драку и зря подпортить смазливую мордашку - раз силы в тонких руках было не ахти как много, то зачем рисковать лицом, которое потом можно использовать с хитростью? Нет, писанным красавцем он себя не считал и порой даже наоборот, весь его внешний вид его жутко злил до рвотных позывов. Но больше ему, как он сам считал, попросту ничего не оставалось.
С годами ситуация ухудшилась, а обиды и ярость да презрение к себе накапливались и обращались в острые твёрдые иглы внутри сердца и лёгких да пропитывали кровь ядом. Он сам себя загонял в угол и был нелепым во всех смыслах. Так ему по крайней мере казалось самому. Блейку чудилось, что он сходит с ума, что кровь в жилах застоялась, что он застрял в капкане и металлические зубьями вот-вот переломят враз тонкие хрупкие кости заячьей ноги, а то и всю тушу [и душу] пополам, терзая и превращая в окровавленные тряпки, остатки никчемного существа, безвольной тряпичной куклы.
Но что-то в Диппере Пайнсе его оживило и вызвало импульс. Ток расходился по телу жарким иногда кусачим теплом, постепенно пробуждая странные инстинкты, которых по мнению Блейка у него быть не могло. Весь он, с радостью увлекшийся учёбой, вообще не ведущийся на конфликты, был чем-то честным и чистым и вообще не вязался с блядской Бойней со всей ее фальшью и красивой обёрткой элитарности. На нем не было налёта фальшивой позолоты, он умел искренне улыбаться и смеяться, говорить. Прожившему несколько лет в стенах Бойни Блейку такое явление казалось наивной сказкой, но ему хотелось в нее поверить. Потому что попросту в его прежнем мире уже не было ничего, во что можно было бы и стоило бы верить.
Диппер Пайнс был святым гостем этого поганого прогнившего гнезда змей. Так что пусть Мэттью Клегг проваливает нахуй и сдохнет в куче своего редкого дерьма. Он не имеет права даже взглянуть, не то что оскорблять и руку на Пайнса.
Вероятно, вдумайся Блейк хоть на миг и попытайся разобрать свои ощущения и мысли рядом с Диппером Пайнсом - он бы начал догадываться, что именно вообще чувствует к нему. И начал бы бояться этого ибо в Бойне всегда найдётся тот, кто уничтожит Уиллоуби за такие наклонности. Да только Уиллоу пока задумываться не собирался.
А в этот миг, когда его в закрытом кабинете прихвостни Клегги то пинали, то держали, чтоб Мэттью мог сам врезать, ему вообще было точно не до мыслей о любви или влюбленности в парня из чужой страны. Боль заполняла тело, прямо там под одеждой наверняка на нем уже живого места не осталось. Перед глазами мутилось, а вязкая нить бардовой слюны вместе со сгустками крови струилась из уголка рта по подбородку и шее, за ворот белой рубашки, марая все на своём пути. В раскалывающейся голове не осталось никаких мыслей и идей, лишь тяжёлый свинцовый туман. Разбитые губы горели. Казалось, челюсть совсем изломана, впрочем, это было скорее чисто физическое ощущение. Грудь тяжело вздымалась и казалось, что сердце вот-вот остановится, каждый удар его, который должен бы быть чем-то естественным - отдавался в самом органе тягучей болью. Клегг почти ласково в фальшивой нежности провёл по его щеке [размазывая кровь], потом по макушке ладонью... а после запустил длинные пальцы в копны тёмных волос и сильно дёрнул, заставляя запрокинуть голову и посмотреть живодёру в лицо. Клегг что-то еще мерзкое говорил о Диппере. Уиллоуби не мог разобрать слов толком, но стало рассмеялся и... плюнул Клеггу в лицо. Тот на миг сначала оторопел от такой наглости, смертельно побледнев... а потом с гольфистского размаха почти ударил тростью в грудь, заставляя завалиться на спину. И уж хотел было приложить подошву ботинка к блейковскому лицу, а может, и разможить его голову к чертовой матери в припадке ярости, но тут двери аудитории распахнулись и на пороге оказались Диппер и мистер Хаусман. Не повезло мудаку. Хотя кто его знает...
Диппер быстро оказался рядом с Блейком и наклонился над ним, наверняка с ужасом замечая все последствия воспитательной работы старост. Он что-то говорил, кажется, извинялся, но Блейк ничего не мог понять, потому что в висках, в ушах дико громко стучала кровь. Уиллоуби только слабо улыбается непонятно чему, пытаясь рассмотреть лицо Пайнса сквозь густую пелену тумана. Бессмысленно.

Блейк каким-то чудом оставался в полусознании, пока Диппер пытался доставить его до их комнаты. Даже каким-то совершенно непостижимым образом умудрялся переставлять ноги. Но тело было словно не свое собственное. Хотелось что-нибудь сказать, но пока что язык заплетался, а рот наполнился слюной и кровью, так что Блейк решил, что будет лучше как можно крепче стиснуть челюсти...

Отредактировано Willoughby Blake (2022-10-18 23:07:23)

+3

47


— DON WALLACE —
[slaughterhouse rulez]
https://64.media.tumblr.com/5d4ae129b079ac5cc9f55f41313edc08/tumblr_inline_out5z8SnC51tq4j4w_250.gif
[finn cole]

— ОБЩЕЕ —
Хэллоу, Даки! Хочешь нюхнуть табака? Или просто закурить?
Сначала у нас не совсем заладилось: я пытался, конечно, быть дружелюбным, но не был достаточно честным и откровенным. У меня реально проблемы с доверием. Но я все равно старался быть каким-то буфером между тобой и Клеггом, хотя получалось не очень. Я правда думал, когда мне сказали, что у меня будет новый сосед по комнате, что ты будешь придурком и задирой, но ты в принципе оказался классным. Немного наивным, но классным. Даже несмотря на то, что сказал, что я придурок, который только и может что нюхать свой табак. Ну да ладно, кто старое помянет, тому и глаз вон, как говорится. Так или иначе, мы прошли с тобой и еще некоей компашкой чудиков полный треш и смогли выжить. Ты даже вернулся за мной и не позволил мне сдохнуть как дурацкому такому герою, жертвуя собой.
И теперь, когда нас, учеников прежнего "славного" Слотерхауса, раскидали по разным школам, мы с тобой умудрились попасть под распределение в одну из понтовых школ в Америке,  причем в одну комнату. Повезло нам, да? Теперь мы лучшие друзья и снова вместе.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Прежде всего, знать канон фильма - "правила бойни". Фильм весьма забавный, хотя вероятно очень на любителя.
Во-вторых, молча не пропадать.
В-третьих, тусить будем с охотниками на нечисть. По крайней мере, с Дином Винчестером (вот я уже начал).
Отношения - дружеские. Думаю, конечно, в каноне проскальзывает тень симпатии Уилла к Дону из разряда "я плохо переживаю потери поэтому слишком быстро и легко привязываюсь/влюбляюсь в соседей по комнате" и мы можем допустить, что Дон би и словил краш не только на Клемси, но это только по желанию. К тому же простите меня, но на пару у меня теперь другие планы, так что лучше остановиться на дружбе х) спаси, Дин шипперит меня с Клеггом! ладно, можешь не спасать, уже поздно хд Да, вы верно поняли, если посмотрели фильм и перечитали заявку пару раз. Приходите охеревать и пытаться вправить мне мозги х) ну и вообще приходите. Много чего можем придумать.

— ПОСТ —

...Уже стемнело и стало порядком прохладно, а парни даже не взяли куртки и перчатки. Их лица и руки щипал холод и из носов и ртов вырвались облачка воздуха. Луна бледно освещала слабо протоптанные тропинки. Они слишком задержались на своей прогулке, и это в любом случае не привело бы ни к чему хорошему: меньшим из зол было бы, если бы до них всего лишь докопался староста Джерард, и пошли бы слушки об их романе. Это забавно, с учётом того, что при всей странной сильной симпатии к Даки, Уиллоуби старался не компроментировать его перед Клемси. В конце концов, Уоллес был важен ему, как единственный реально хороший друг в этой жизни, и подставлять его под удар местной гомофобной шелупони Блейк не собирался. В новом Слотерхаусе тоже имелись не очень элегантные ребята, хотя до уровня бешенства Клегга вае же сильно не дотягивали. И все же Уиллоуби беспокоился, как бы на Даки не начали нападать с насмешками, посему не смел претендовать на его сердце, тем более, раз уж друг встречался с девушкой. Хотя самого Дона это словно вообще никак не волновало.
- Чего ты так взбеленился из-за этого мемориала, Даки? Там разные имена будут, - с одышкой спросил Уиллоуби, чуть не споткнувшись об корень.
- Имена жертв. А Клегг не жертва. Ради бога, разве тебе не противно от этой тупой лицемерной болтовни Хаусмана? Мы думали, его убили слизни, а он приехал и блеял как обычно виновато и неловко. Разве тебе не противно, что они хотят выгравировать там имя Клегга, которого должны были еще до моего приезда засудить за доведение Сеймура до самоубийства? Не противно после всего, что Клегг сделал с тобой? Он свёл тебя с ума и я уверен, что ты еще не все, о чем ты мне даже не рассказал,  что он с тобой творил. Он подстрелил этого идиота Хаусмана, а тот и сказать ничего не может. Держу пари, он никому не рассказал, кто выстрелил ему в бедро. Уилл, ты блять обязан разозлиться и поднять шум, а не смотреть потом на... Ай! - на этом моменте Дон, по всей видимости, наступил в ямку и чуть не упал, но Блейк схватил его за шкирку и поставил обратно. И спрятал взгляд. Это все было как-то неловко. Большинству окружающих Уилла людей было плевать на его чувства. А Дон злится за него так, будто за собственные унижения. Честно говоря, Блейк даже не до конца понимал и не до конца верил, что такое возможно. Да, он верил Донни, но это каким-то странным образом не мешало ему не очень верить, что в этой жизни нашёлся кто-то, кому не наплевать на него. Даже Сеймур бросил его: игнорировал после раскрытия, психовал и в итоге покончил с собой. Не пытался поделиться с ним и словно винил Уилла одного в том, что из-за их связи семья Сеймура его возненавидела и пригрозила лишить наследства. Уилл, конечно, тоже себя ненавидел, но... Лучше б тогда виконт убил самого Блейка. По крайней мере, так он думал весной, когда все случилось.
- Спасибо. Ты... кхм... хочешь закурить? - откровенность - это не про Уиллоуби. На него редко такое находило, желание рассказывать что-то, или рассыпаться на сантименты. Так что да, ему проще предложить лучшему другу закурить. Дон скептически приподнял бровь, глядя на него. О, он отлично понимал, по крайней мере, некоторую часть мыслей Уилла. Они знакомы всего-то три месяца, но Уоллес научился понимать, хотя сначала считал, по всей видимости, что его сосед не более, чем пиздопротивный вечно угашенный нюхательным табаком придурок. Но сейчас он смотрел меланхолично, в некотором смысле, вполне мягко. Достав из кармана фирменного пиджака мятую пачку сигарет, Уоллес поделил две последние штуки между собой и Уиллом, который в свою очередь достал зажигалку и поджёг обе сигареты:
- Я хотел дать свою, но как пожелаешь, - произнёс он, запуская свободную пятерню в отросшие тёмные волосы. Донни затянулся, следя взглядом за его жестом как-то особенно внимательно:
- Ты решил стать Рапунцель? - беззлобно усмехнулся русоволосый, выпуская облачко дыма. Блейк фыркнул, хихикая, но ничего ответил, только тоже сделал затяжку.
- Похоже, мы слишком далеко ушли в лес, Даки.
- Видимо, да. Извини, мне надо было развеяться.
- Я это видел и поэтому и потянул тебя прогуляться, так что не извиняйся.
Их любую возможную дальнейшую беседу обозвали вой, человеческие крики и стоны, а так же хруст веток. Уилл открыл было рот, как Дон сразу осёк его:
- Даже не заикайся про лис!
Уилл усмехнулся.
- Ладно. Пошли отсюда, а лучше побежали, мне все это не нравится.
И они побежали, но кто бы мог подумать, что почти на выходе из леса наткнутся на ужасающую картину? Нечто человекоподобное со светящимися жёлтыми глазами, все в крови, сидело в скрюченной позе над телом... явно местного студента. Чудище утробно урчало и рычало, облизываясь, и затем рвануло к ним, но как только увидело, что Уиллоуби встал между ним и Доном, затормозило, несколько секунд вечности посмотрело на них, развернулось и побежало прочь в лес.
- Какого... хрена?! - наконец выдохнул Уоллес и... толкнул Блейка в плечо [видимо, потому что не мог дотянуться, чтоб дать этому верзиле подзатыльник]: - Ты ебанулся? Оно могло тебя сожрать! Вечно ты пытаешься собой пожертвовать. Даже не смей так больше делать. Черт, чуть сердце не остановилось.
Уилл промолчал и подошёл к телу, попытался осмотреть его с помощью фонарика на телефоне.
- Слышь, это походу Джерард, - немного дрожащим голосом проговорил Уилл. - Трудно разглядеть, его голова разбита и лицо в крови.
Дон подошёл, наклонился и тут же отвернулся, стараясь победить рвотные рефлексы.
- Пиздец, господи. Он был хулиганом, но хотя бы меньшей мразью, чем Мэттью Клегг. Что это было за существо?
Уилл сморщился и отвернулся, выпрямившись.
- Я не знаю... я точно видел когти и клыки и эти жёлтые глаза... и кажется пару хвостов, но они были больше похожи на тень. А может, мне почудилось...
***
Не стоило рассказывать про когти, клыки, глаза и хвосты кому-либо. Все, кроме Дона, просто смеялись над ним. Некоторые начали шататься, что Уиллоуби и Дональд сами убили Джерарда, возможно, случайно в драке, из-за того, что он их доставал. Доказывать ошибочность этого дурацкого слуха у парней не было никаких ресурсов, и они старательно игнорировали шепотки.
Кто бы мог подумать, что через пару дней после происшествия в школу приедет агент ФБР?..

Отредактировано Willoughby Blake (2022-11-28 03:02:27)

+2

48


— MASTER —
[doctor who]
https://i.imgur.com/L7PB3Ts.gif
[sacha dhawan]

— ОБЩЕЕ —
- будь со мной мастером, будь со мной гангстером, я буду девочкой или не будь со мной.
- "это наш париж" - говоришь ты мне регенерацию назад, и я заинтригована и взволнована. а потом оказывается, что это наш париж в сороковых со стандартной схемой убийств всего сущего. а я уже понадеялась на что-то мирное и интересное. обломщик.
- нет бы перенять от предыдущей себя желание дружить со мной, так нет, надо было перенять любовь к фиолетовому в одежде и якшанье с киберлюдьми. но ты, конечно, ломай-ломай,  мы же миллионеры, новую дружбу купим.
- cAlL mE By MY NaME(с)
- потратил годы на работу в МИ-6 просто ради каламбура с "О". я очень надеюсь, что ты доволен.
- а еще ради каламбура с spy-Master. оно того стоило, да?
- "я буду с тобой пока этот кошмар не закончится" vs "да из-за тебя все это и происходит"
Russia's greatest love machine
;
ведь ты как я, а я как ты

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
на тамблере была забавная мысль, что если раньше доктор и мастер это высоко, красиво и эстетично, то 13 и мастер — это два енота, дерущиеся у горящей мусорки and i think it's beautiful. но, конечно, ты да я да мы с тобой это тоже высоко, красиво и эстетично и мы это еще всем покажем.
я как соигрок довольно лояльная, люблю обсуждать хэды и сюжеты, не люблю навязываться, но говорить словами через рот — это да, это надо, это хорошо. посты пишу умеренно, к темпам не придирчива, ровно как и к самой стилистике постов — главное, чтобы игра шла в удовольствие.
приходи, потому что мне без тебя грустно, лампа не горит, врут каледари, галлифрей тоже не горит... https://i.imgur.com/cibNlDE.png https://i.imgur.com/tZJa5Ci.png
p.s. я не таймлесс чайлд и если честно я бы вообще половину истории попереписывала

— ПОСТ —

ТАРДИС трясет сильнее обычного - ожидаемо сильнее необычного. Приходится держаться за все и ни за что одновременно, припоминая одно особенно буйное родео в шестьдесят восьмом году на Альдебаране, а ведь там гравитационное поле было нестабильно каждые пять метров! Доктор не жалуется, ни капли! Наоборот с особым задором рассказывает Секси об этом приключении - не то, чтобы она не знала этого и без нее, но приятно же разделить воспоминания. Доктора, конечно, удивляет, что ТАРДИС так сильно шатает, но возможно это было связано с тем, что она еще не до конца адаптировалась к новым деталям. Своенравная детка.

В тряске она едва не упускает вибрацию мобильного телефона. Впрочем, все, что связано с телефоном она довольно часто упускает - она вроде как до сих пор обещала перезвонить Бенедикту Камбербэтчу... упс? А еще смски от Торчвуда, чатик с ЮНИТ, инстаграмм иллюминатов... О до сих пор обижается, что Доктор отвечает невпопад - не слишком сильно, но достаточно. Возможно, это он сейчас? Доктор кое-как открывает телефон, и вместо знакомого оформления чата...

Телефон падает из рук.

- Ангел! - она достает из-за пазухи звуковую отвертку, направляет ее на телефон. Срочно отключить. Срочно!
ТАРДИС снова трясет, так, что выбивает из ее рук отвертку и отключает свет. Всего на мгновение - следом подключается аварийное освещение, но плачущий ангел уже у консоли. Быстрый! Очень быстрый.
И очень-очень опасный.

- Тебе лучше убираться из моей ТАРДИС, - на место недоумения и испуга приходить злость и решимость. Ангелы были опасны и умны, от того остерегались Доктора. Забирая из раз у Доктора самое дорогое, глумясь и издеваясь... Нет, она не позволит забрать свою ТАРДИС. Никогда. - Пока у тебя есть возможность.

В немигающем взгляде Доктора серьезность мешается с предупреждением. Ее предупреждение для Плачущего ангела не милосердие, не попытка решить все мирно, лишь попытка сдержаться, быть лучшей версией себя. Она не позволит забрать ТАРДИС, чего бы ей этого не стоило. Ей просто нужна была минута времени, чтобы придумать план.
ТАРДИС снова трясет - но Доктор улавливает в этом намеренную тряску, сбивающую с ног, заставляющую покатиться кубарем прямо к открывающимся дверями.

- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? - вопит Доктор, прекрасно зная, что старушка в очередной раз старается ее защитить. Она даже не успевает ни за что зацепиться, выпадая на сырую землю. Глупая-глупая-глупая!.. Щемящая несправедливость и отчаянное возмущение переполняют грудь так, что на миг становится тяжело дышать. С трудом делая выдох, она примиряется с необходимостью действовать.
Это непохоже на координаты того места, куда она планировала изначально - и где тут старина Элвис? Было ли это координатами, которые в экстренном порядке переменила ТАРДИС или же насильно введенные ангелом? Вопрос. Доктор любит вопросы. С вопросами можно работать, не то, что с ответами.

- Итак, что у нас есть, - Доктор не может не размышлять вслух, делиться мыслями с окружающими было не столько привычкой, сколько неискоренимой частью натуры. Количество окружающих, которые стремилось к нулю, ее ни капли не смущает. - Время? - делает особенно глубокий вдох, пытаясь уловить его на запах. От каждой эпохи пахло совершенно по-разному, судя по сырости воздуха, двадцатый век. Нотки приближающейся экологической катастрофы даже приближали к концу шестидесятых-началу семидесятых. - Место? - она с легкостью припадает к земле, прислушиваясь к движению тектонических плит. Довольно хмыкает - как минимум, тектонические плиты были, уже больше, чем стоило надеяться. Она определенно улавливала что-то почти родное - не старушка ли Земля это? Точно же она. И мгновение спустя хмурится - звучит не так, как надо. Определенно не так.

Показания звуковой отвертки тоже будоражат. Вопросов становится все больше, и они даже начинают соперничать в ее плане за первенство с явной войной против плачущих ангелов за собственную ТАРДИС. Восхитительно! Ужасающе. Ужасающе восхитительно. После самых очевидных и первичных исследований следовало приступить к неочевидным - прогуляться по местности и осмотреть округу. Если смотреть глазами (которым не очень-то и стоило доверять!), то на вид и вовсе обыкновенная деревушка. Очень пустая, правда, но с кем не бывает?

- ЭЭЭЭэээйо! - клич Фредди работал всегда. А, точно. Если это семидесятые, то небольшой спойлер. Доктор особого стыда не испытывала, Квины людям семидесятых определенно понравятся. - Здесь кто-нибудь есть?

Доктор решает пойти по-старинке - вломиться в первый же попавшийся дом. Тем более, что все равно вокруг было темно и ночью бродить в потемках без фонаря было делом неблагодарным, фонари же такие прикольные!

- Меня зовут Доктор, я оказалась здесь нечаянно, тяжелая посадка, и... - и звуковая отвертка делала любую закрытую дверь открытой. Конечно, можно было дождаться того, чтобы кто-то открыл ее, но зачем, если можно проявить чудеса самостоятельности? Внутри дома горит свет, а значит внутри кто-то есть, а значит весь ее разговор далеко не в пустоту! - Ривер?

Доктор застывает.
Вопросов становилось так много, что удерживать их в голове становилось все сложнее, они превратились в рой гудящий и жужжащих пчел, хаотично и быстро перемещающейся внутри. Но вместе с тем присутствие Ривер все прекрасно объясняло - не объясняя ничего вообще.

Отредактировано Thirteenth Doctor (2022-10-25 07:37:07)

Подпись автора

the sun and the moon and the stars in the sky are laughing
they can't take any more

+3

49


— TARDIS —
[doctor who]
https://i.imgur.com/BTH15ta.png
[tilda swinton]

— ОБЩЕЕ —
ТАРДИС.

Это всегда ТАРДИС. В самом начале и в самом конце
Как бы далеко не закинул Доктора путь, именно старушка ТАРДИС всегда придет на помощь. Не всегда Доктору, правда - вселенная невероятна и огромна, совершенно точно нуждается в помощи, и если Доктор не хочет сам помогать, то определенно к этому стоит подтолкнуть. Но вот если

«Где твой дом, Доктор?» - из раза в раз песня спутников не меняется, а освещение в ТАРДИС предупреждающе снижает яркость. Не тот, вопрос, который стоит задавать, совсем не тот.
ТАРДИС чувствует, как Доктор каждый раз цепляется за панель сильнее обычного, и ей бесконечно жаль - каждый раз один и тот же вопрос, и одна и та же боль, которую Доктор никак не может преодолеть.
И все же хватка будто бы становится легче.
Доктор старается не думать о Галлифрее из раза в раз - так или иначе, от него остается только пепел и сожаления, бесконечно тяжелым грузом висящие сердцах.
ТАРДИС. ТАРДИС ее дом.

Они много раз менялись, не меняясь в сути, но в этот раз особенно тяжко. Впрочем, об этом ТАРДИС думает каждый раз. Каждый раз особенно тяжко. Каждый раз Доктору нужно помогать.
В новой ТАРДИС много пустого пространства - давай же, Доктор, займись этим, захлами все своими обычными необычайными вещами (ТАРДИС ненавидит это, он никогда и половиной не пользуется) - но Доктор будто бы этого и не замечает.
В новой ТАРДИС сочетается золотисто-янтарный и спокойный синий - самое уютное, что только можно придумать, да еще и под цвета одежды подходит - несмотря на то, что ТАРДИС очень сильно сомневалась, что эти девичьи штучки Доктор подхватит - но меланхоличного, тоскливого синего становится все больше и больше.
В новой ТАРДИС даже есть кристаллы, потому что когда-то Доктор обмолвился словом, что хочет выращивать кристаллы, но руки никак не доходят. До сих пор не доходят.

ТАРДИС нужна Доктору - без нее этот несносный мальчишка (и все равно, что сейчас девчонка) пропадет. Точно пропадет.
Но и ТАРДИС нужен Доктор - они неразрывно связаны с той поры, как похитили друг друга на Галлифрее.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
на внешности признаю только тильду потому что я самодур, считающий, что она идеальна.
Тринадцатый Доктор - одинокий Доктор, а когда Доктор одинок, то это опасно в той же мере для окружающих, как и для самого Доктора. Но Доктор никогда и не будет одинок - у Доктора есть ТАРДИС, и я очень хочу это поиграть. Про любовь. Про абсолютную любовь, где все еще стоит вопросом, кто кого первым украл. Про зарвавшегося мальчишку_девчонку, которого постоянно одергивать и при этом постоянно пинать вперед.
Очень хочу.

— ПОСТ —

ТАРДИС трясет сильнее обычного - ожидаемо сильнее необычного. Приходится держаться за все и ни за что одновременно, припоминая одно особенно буйное родео в шестьдесят восьмом году на Альдебаране, а ведь там гравитационное поле было нестабильно каждые пять метров! Доктор не жалуется, ни капли! Наоборот с особым задором рассказывает Секси об этом приключении - не то, чтобы она не знала этого и без нее, но приятно же разделить воспоминания. Доктора, конечно, удивляет, что ТАРДИС так сильно шатает, но возможно это было связано с тем, что она еще не до конца адаптировалась к новым деталям. Своенравная детка.

В тряске она едва не упускает вибрацию мобильного телефона. Впрочем, все, что связано с телефоном она довольно часто упускает - она вроде как до сих пор обещала перезвонить Бенедикту Камбербэтчу... упс? А еще смски от Торчвуда, чатик с ЮНИТ, инстаграмм иллюминатов... О до сих пор обижается, что Доктор отвечает невпопад - не слишком сильно, но достаточно. Возможно, это он сейчас? Доктор кое-как открывает телефон, и вместо знакомого оформления чата...

Телефон падает из рук.

- Ангел! - она достает из-за пазухи звуковую отвертку, направляет ее на телефон. Срочно отключить. Срочно!
ТАРДИС снова трясет, так, что выбивает из ее рук отвертку и отключает свет. Всего на мгновение - следом подключается аварийное освещение, но плачущий ангел уже у консоли. Быстрый! Очень быстрый.
И очень-очень опасный.

- Тебе лучше убираться из моей ТАРДИС, - на место недоумения и испуга приходить злость и решимость. Ангелы были опасны и умны, от того остерегались Доктора. Забирая из раз у Доктора самое дорогое, глумясь и издеваясь... Нет, она не позволит забрать свою ТАРДИС. Никогда. - Пока у тебя есть возможность.

В немигающем взгляде Доктора серьезность мешается с предупреждением. Ее предупреждение для Плачущего ангела не милосердие, не попытка решить все мирно, лишь попытка сдержаться, быть лучшей версией себя. Она не позволит забрать ТАРДИС, чего бы ей этого не стоило. Ей просто нужна была минута времени, чтобы придумать план.
ТАРДИС снова трясет - но Доктор улавливает в этом намеренную тряску, сбивающую с ног, заставляющую покатиться кубарем прямо к открывающимся дверями.

- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? - вопит Доктор, прекрасно зная, что старушка в очередной раз старается ее защитить. Она даже не успевает ни за что зацепиться, выпадая на сырую землю. Глупая-глупая-глупая!.. Щемящая несправедливость и отчаянное возмущение переполняют грудь так, что на миг становится тяжело дышать. С трудом делая выдох, она примиряется с необходимостью действовать.
Это непохоже на координаты того места, куда она планировала изначально - и где тут старина Элвис? Было ли это координатами, которые в экстренном порядке переменила ТАРДИС или же насильно введенные ангелом? Вопрос. Доктор любит вопросы. С вопросами можно работать, не то, что с ответами.

- Итак, что у нас есть, - Доктор не может не размышлять вслух, делиться мыслями с окружающими было не столько привычкой, сколько неискоренимой частью натуры. Количество окружающих, которые стремилось к нулю, ее ни капли не смущает. - Время? - делает особенно глубокий вдох, пытаясь уловить его на запах. От каждой эпохи пахло совершенно по-разному, судя по сырости воздуха, двадцатый век. Нотки приближающейся экологической катастрофы даже приближали к концу шестидесятых-началу семидесятых. - Место? - она с легкостью припадает к земле, прислушиваясь к движению тектонических плит. Довольно хмыкает - как минимум, тектонические плиты были, уже больше, чем стоило надеяться. Она определенно улавливала что-то почти родное - не старушка ли Земля это? Точно же она. И мгновение спустя хмурится - звучит не так, как надо. Определенно не так.

Показания звуковой отвертки тоже будоражат. Вопросов становится все больше, и они даже начинают соперничать в ее плане за первенство с явной войной против плачущих ангелов за собственную ТАРДИС. Восхитительно! Ужасающе. Ужасающе восхитительно. После самых очевидных и первичных исследований следовало приступить к неочевидным - прогуляться по местности и осмотреть округу. Если смотреть глазами (которым не очень-то и стоило доверять!), то на вид и вовсе обыкновенная деревушка. Очень пустая, правда, но с кем не бывает?

- ЭЭЭЭэээйо! - клич Фредди работал всегда. А, точно. Если это семидесятые, то небольшой спойлер. Доктор особого стыда не испытывала, Квины людям семидесятых определенно понравятся. - Здесь кто-нибудь есть?

Доктор решает пойти по-старинке - вломиться в первый же попавшийся дом. Тем более, что все равно вокруг было темно и ночью бродить в потемках без фонаря было делом неблагодарным, фонари же такие прикольные!

- Меня зовут Доктор, я оказалась здесь нечаянно, тяжелая посадка, и... - и звуковая отвертка делала любую закрытую дверь открытой. Конечно, можно было дождаться того, чтобы кто-то открыл ее, но зачем, если можно проявить чудеса самостоятельности? Внутри дома горит свет, а значит внутри кто-то есть, а значит весь ее разговор далеко не в пустоту! - Ривер?

Доктор застывает.
Вопросов становилось так много, что удерживать их в голове становилось все сложнее, они превратились в рой гудящий и жужжащих пчел, хаотично и быстро перемещающейся внутри. Но вместе с тем присутствие Ривер все прекрасно объясняло - не объясняя ничего вообще.

Отредактировано Thirteenth Doctor (2022-10-22 11:54:55)

Подпись автора

the sun and the moon and the stars in the sky are laughing
they can't take any more

+2

50


— DEVON PRAVESH —
[the resident]
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3479/454118.gifhttps://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3479/918751.gif
[manish dayall]

— ОБЩЕЕ —
Ты появился на пороге Честейн в белоснежном халате и галстуке, с мечтами спасать жизни  и, чего уж там, с завышенным самомнением выпускника Гарварда, лучшего на своем курсе. Твои мечты мгновенно разбились о суровую реальность: никто не объяснил тебе, что навредить пациентам бывает намного проще, чем помочь. А еще никто не предупредил, что ординатор, которого дадут тебе в наставники, может оказаться тем еще отшибленным парнем.
Ты с первых дней показал, что считаться с тобой придется, и я это уважаю.  Порой мы не сходимся с тобой во взглядах на жизнь или в том, насколько допустимо обойти правила ради блага пациента, но в одном едины: на первое место ставим интересы свои больных, не боясь при этом рискнуть карьерой.
Ты стал не просто моим учеником, но и лучшим другом, который поддержит даже тогда, когда я перехожу черту. Да, я могу перегнуть, и ты один из тех немногих людей в моей жизни, который готов это простить. И я, поверь, отвечу взаимностью, если придется. Никому из нас не нравится политика Честейн, где во главе всего стоят деньги, а некоторые врачи находятся явно не на своих местах, но вместе куда проще бороться с это изгнившей с головы системой.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Ищу игрока, которому интересно будет отыгрывать как личные взаимоотношения, так и рабочие моменты (сильно в медицину закапываться не будем, но все же). Ищу того, кому будет интересно изучать и развивать своего персонажа. По событиям пока ориентируюсь на первые три сезона. К скорости не придирчив, но ожидание в несколько месяцев поста от соигрока убивает вдохновение, Тем не менее, всем мы люди, у всех случаются проблемы в реале, и при необходимости ждать готов.  Сам пишу довольно небольшие посты в 4-5к в среднем, учитывайте это, если данный момент для вас принципиален. И хоть это будет странно, уточню, что персонаж должен быть гетеро.) Связь - гостевая и ЛС. 

— ПОСТ —

— Хокинс!
Лицо Конрада расплылось в самодовольной улыбке, адресованной не только вопящему за его спиной коллеге (тот и не мог сейчас ее увидетиь), но и стоявшей перед ним Ник, которая, в сознании ординатора, должна была оценить его смелый поступок и маленькой шоу, что последует дальше. Не для того все, конечно, затевалось, но кому не будет приятен мимолетный восторженный взгляд?
— Пятьдесят четыре минуты, — констатировал Конрад, глянув на часы.  – Пятьдесят четыре минуты потребовалось ему, чтобы заметить, что я начал терапию для его пациента. Не доктор, а сама внимательность.
Мужчина обернулся ровно в ту секунду, когда разгневанный коллега подлетел и почти что-то носом уткнулся в его лицо, явно нарушая комфортную для Конрада зону личного пространства — это он стерпел, хотя и с трудом удержался, чтобы не оттолкнуть того на расстояние вытянутой руки. Мог наперед предугадать все, что будет сказано: слышал уже такие речи неоднократно. Все они были посвящены страху за свою задницу, всегда стоявшему выше благополучия пациента, а тебя ведь не накажут, если строго, до последней буквы, соблюсти протокол, пусть даже для больного все закончится плохо – завтра снова наденешь свой чистенький белый халат и пойдешь с улыбкой героя рекламы зубной пасты навязывать людям ненужные исследования. Конрад не любил халаты: если ты действительно работаешь, а не просто так строишь умный вид, белоснежным проносишь его не дольше десяти минут – да и то, если на входе в неотложку на тебя не вывернет жертву уличной кухни.
Сколько раз повторять: не приближайся к моим пациентам…
Ах, прости, я мешаю тебе их убивать? – не дослушав знакомую речь, прервал ординатор, чуть склонив голову набок. Риск от его действий был минимальным, в диагнозе Конрад не сомневался, зато знал, что промедление могло очень дорого обойтись пятнадцатилетнему подростку, который теперь, о ужас, выздоравливал.
Мы должны были дождаться результатов…
Конечно, — он снова не дослушал. Терпеливость – не самая яркая черта его характера. – Каждый назначенный тобой тест греет душу совету директоров, когда они смотрят на счет Честейн. Дзынь-дзынь, доллар за долларом. Ты хоть что-то в состоянии сделать без всех этих навороченных сканеров? Или этому тебя в Гараврде не научили, только узлы красиво завязывать?
Хокинс потянул оппонента за галстук, вызывая новую бурю возмущений. Ему смешны были эти «врачи», — отключись аппаратура, и те бессильно опустят руки, подписав своим пациентам смертный приговор. Они просто брали в руки прайс и расставляли в нем галочки, гоняя пациента с одного исследования на другое, часто абсолютно ненужное, пока умная техника не выдавала понятный и измеримый результат. Нет, там, в Афганистане, случались моменты, когда Конрад с радостью продал бы душу и почку за томограф в соседней палатке, но он вынужден был обходиться лишь своими органами чувств, интуицией и примитивным набором тестов – и этого, как правило, хватало, потому что он не боялся ответственности, не трясся над насиженным местом, когда ситуация требовала решительных действий. Но в этих красивых больницах принято иначе расставлять приоритеты.
Ты… – он оглянулся на Ник и умолк: не увидел в ее глазах никакой поддержки, одобрения. Нет, девушка глядела на него осуждающе – то, чего мужчина никак не ожидал. До сих пор ему казалось, что из них выходит прекрасная команда. Видно, сильно заблуждался. Нагловатая улыбка в момент стерлась с лица Конрада, сменяясь выражением разочарования. [u]– Серьезно, и ты туда же? Конечно, давайте поклоняться правилам, кого волнуют пациенты?[/b]
Развернувшись, он зашагал прочь. Не было никакого толка продолжать этот разговор, пытаться что-то доказать, раскрыть глаза слепым. Хокинс знал, что не ошибся  – теперь можно провести еще хоть миллион тестов, те лишь подтвердят правильность выбранного лечения. В процессе спасения пациента он случайно наступил на чью-то гордость? Что ж, ни капли и об этом не жалеет. Только вот никакой радости от победы почему-то с ним не осталось.

+1

51


— DEAN MILLER & TRAVIS MONTGOMERY —
[station 19]
https://i.imgur.com/vGOhsGr.gif https://i.imgur.com/4KN5R3O.gif
https://i.imgur.com/LSlEXxj.gif
[Okieriete Onaodowan & Jay Hayden]

— ОБЩЕЕ —
Не вижу смысла Дина описывать, как и Монтгомери, потому что если заинтересовались заявкой, то явно представляете, кто это. Любители повеселиться, ответственные пожарные, преданные своей рабочей семье и готовые на всё ради того, чтобы помочь остальным, не важно совершенно, какой ценой. Иногда - очень высокой, в виде их собственных жизней. Трэвис был на грани, Миллер тоже, давно доказали, насколько серьёзно относятся к тому, что делают, даже имея выбор между собой и другими. И в частной жизни, как бы не было всё непросто у них, они умеют справляться, и даже над пропастью зависнув, умеют в неё не падать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Всё стандарт: хотя бы иногда посты от вас, желание контактировать и быть на форуме. На данный момент есть я, Бишоп, которая тоже Гибсон, в данном случае, по моей фамилии и Эррера. Все трое будем  рады вас видеть. Особой активности не требуем, по желанию всё, но хотя бы какая-нибудь должна быть, а не призрачное явление на главной странице. Со всем поможем, всё подскажем, с графикой тоже подсобим, если будет нужна статика. По расхождениям с каноном: нас троих крайне перестало всё устраивать в определённом развитии событий, так что, зафиксировались на этом: Майя наш капитан (пока не уйдет в декрет), Миллер не умирал, а просто мог пострадать сильно (тут по желанию), да и друга Энди не стали убивать. Так что, если формально подходить, то минус 5-6 сезон, у нас все игры от этого отталкиваются. Всё остальное естественно, вполне обсуждаемо в различной вариации развития событий. Ваши личные ветки мы особенно не затрагивали, тут уж сами решайте, что происходит.
https://i.imgur.com/e12berF.gif

— ПОСТ —

Понятия не имею, как разговор этот начать лучше, вряд ли есть действительно подходящие слова, что ситуацию смогут сгладить в самом начале. Зато уверен, что разобраться с этим нам всё-таки придётся. И лучше сегодня именно, пока всё не обострилось само по себе, как бывает обычно, не стало известно откуда-нибудь не от нас, как случалось уже.
Я понимаю прекрасно, что и в первый раз, как только случилось всё, должны были с Эррерой тем поделиться, как с частью моего прошлого и лучшей подругой Майи, потому что так действительно было бы правильно. Но дни шли, мы с Бишоп отвлекались друг на друга и постоянно откладывали не самый простой разговор, в котором расписаться бы пришлось, чем занимаемся за спиной Энди. Даже если это она со мной порвала и вроде бы, я никакой моральной ответственности нести не должен был за всё то, чем занимался в свободное время. Как и Майя, вроде бы, обязана не была отчитываться за то, с кем кувыркается, когда есть такое желание.
Но мы правда усложнили всё в тот раз, ничего не сказав, заставив Энди всё узнать случайно, словно намеренно действовали за её спиной, а потому, в этот раз исключительно правильно всё сделать решили. Теперь особенно, когда всё за последние пол года не стало проще, между нами троими. И всей остальной частью, если говорить о капитанстве Майи, с того самого момента, как она приняла его. Бросила меня, только бы перед шефом обвинить в излишних чувствах, а значит - недопустимой слабости. Приняла место, обещанное её подруге с самого детства, даже если было в этом звучании нечто неправильное. Всю команду против себя настроила, демонстрируя не столько властность, сколько способность унизить скорее, в свете всех её действий.
Даже если едва - едва начала признавать собственные ошибки, спустя столько времени, оставшись наконец в одиночестве. Может быть не был в её глазах никогда лучшим парнем на планете, но и вспомнить не так уж многих можно было бы, кто действительно к ней относился серьёзно. Может быть Энди и была конкуренткой на пути к собственным целям, но всё же, лучшей подругой, как ни крути. А вся остальная часть была нашей семьёй, без исключения. Нельзя было поступать так грубо с каждым из нас.
И если то, что она говорит мне сейчас о чувстве собственной вины перед нами всеми - правда, то тогда это действительно хорошо. Потому что иначе, вне зависимости от чувств моих к ней, мы вряд ли смогли бы хоть что-нибудь исправить. Я понимаю, что к ней испытываю, с тех времён ещё, что она назвала "не отношениями" и несмотря на её поступок не переставал, понимая всю глупость собственного подхода.
Вот только, влечения моего недостаточно было для того, чтобы всё исправилось. И уж точно, не собирался стороны выбирать, кого собираюсь поддерживать в этом противостоянии, что в нашей части сложилось. Энди или Майя, Майя или все остальные, достаточно злые на неё для того, чтобы подзабыть немного, что когда-то они были друзьями. Вряд ли мог от Бишоп отвернуться, раз уж снова встречались и теперь уже с полным её признанием, что так оно и есть. Но и сказать, что Хьюз и Миллер неправы в реакциях своих на её тиранию, тоже вряд ли было бы честно.
Так что, когда она решила, что вместе нам быть всё-таки лучше, чем нет, условия мои озвучены были не только касаемо нас двоих, но и всего остального. Эррера была со мной рядом во все моменты жизни, вне зависимости от того, что в них происходило, с ней же я жил столько времени в последнее время, когда Майя по нам обоим прошлась в ботинках своих и даже не подумала извиниться. Мы несколько раз возвращались к прошлому, сразу договорившись, что для обоих это не будет ничего значить, много говорили о себе и нашей части, о прошлом и будущем, о чём мечтаем. И отношения наши, мне кажется, лучше стали в последнее время, чем когда официально встречались, пусть даже, скрывали всё это от нашей части. Тогда был секс и эмоции, теперь - доверие. Второй раз, на ту же тему, мне определённо предавать его не хотелось.
Что сделал бы обязательно, застань она нас снова где-нибудь в части. К тому же, что съехать от неё собираюсь тоже вряд ли будет сложно не заметить, даже если не сразу из собственной комнаты заберу все свои вещи. Я понимаю, Майя о чём беспокоится, если речь идёт о нас с Энди, вместе с нашим прошлым и недавним ещё настоящим, скрывать которое даже не стал, ревность - не то чувство, игнорировать которое легко, когда оно всё-таки возникло. И если она шаги определённые делает для того, чтобы всё у нас с ней по-настоящему было, то и мне идти ей навстречу придётся, как ни крути. Я не могу с бывшей жить, изредка к ней сбегая, как к любовнице, с которой собственного будущего не вижу. Мы правда в этот раз решили сделать всё нормально, ради друг друга.
Так что, разговор с Эррерой вряд ли откладывать нужно, оттягивая не самый простой момент. Она слишком зла на Майю пока для того, чтобы помнить про дружбу их, а я не хочу меж двух огней оказаться, не имея понятия, какой начать тушить первым.
И мне важно, чтобы обстановка в части нормализовалась наконец, из враждебной превращаясь в ту, которой была раньше. Мы - семья, вне зависимости от того, какие ошибки совершили и кем друг другу приходимся в частности. Стоило бы давно уже решить это. К тому же, мы втроём - руководители наших ребят, нельзя их заставлять разрываться и не понимать, кого слушаться, в конечном итоге. Может быть Бишоп капитан и приказы её не должны обсуждаться, но мы же все понимаем, как это работает.
Пять минут до прихода Майи, если будет пунктуальной и пора уже завести этот разговор, судя по всему, Эрреру предупредив, кто станет нашей гостьей сегодня. Заранее не стал специально, чтобы не успела из дома сбежать, под любым предлогом надуманным, только бы не вести диалог с той. Он у них не сказать, что в последнее время выстраивался хорошо. Любая фраза и конфликт разгорается в полную силу, вовлекая всех в эту бурю, в которой устоять на ногах вряд ли получится. Это всё действительно было пора уже прекратить. И если я - связующее их звено сейчас, то на меня теоретически и возложена эта ответственность.
- Я уже пиццу заказал. Много пиццы. И купил крепкий алкоголь, не парься на тему ужина. Рассматриваю Энди, что на кухне суетится, определяясь с тем, что готовить сегодня и в принципе, намеренно этой обязанности лишил её. Во-первых, не хотелось бы нагружать, пока нам троим есть, что выяснить. Во-вторых, хотелось бы вечеру придать хотя бы немного беззаботности. Ну и в-третьих, вряд ли нож в руках Эрреры - хорошая идея, пока я буду озвучивать, что съезжаю отсюда ради главного антагониста в её жизни сейчас.
Хотя, последнюю шутку вслух вряд ли озвучить придётся сегодня, в конечном итоге.
- Давай вечер проведём более-менее расслабленно, сегодня выходной, завтра тоже. И нам, помимо прочего, нужно серьёзно поговорить, ужин пока далеко не главная проблема. Подобные слова всегда как-то неловко вслух произносить. Хотя бы потому что ты знаешь, что простого диалога не выйдет. И тот, кто их слышит, скорее всего, тоже понимает это прекрасно.
Да и Андреа меня настолько хорошо знает, что вряд ли по оттенкам чувств догадаться не способна, когда действительно хочу сказать что-то важное. Мы ближе, чем это просто можно было бы определить как "бывшие, которые пару раз возвращались к прошлому". Секс можно обезличить, превратить в нечто несущественное, но доверие - нет. То, что сложилось между нами за последние годы, что находимся рядом. Я всегда был с ней рядом, в самые тяжёлые моменты, что приходилось переживать. А она - со мной. Трудно было игнорировать это в угоду другим своим чувствам, какими бы они не были.
- Слушай, у нас сегодня гостья будет, придёт через несколько минут и понимаю, что можешь разозлиться сейчас на то, что её пригласил, но так было нужно. Складываю руки на груди,  Энди разглядывая, до которой вряд ли не доходит сейчас, кто именно это будет. Про Вик так и сказал бы, что она к нам завернёт, как зачастую бывало, с того момента, как съехались. Про кого-то другого тоже и не темнил бы до последнего, просто чтобы Эррера не могла хоть как-нибудь изменить этот факт и сбежать из дома, в нежелании с Бишоп общаться. Ей не трудно это в части делать было, когда та пыталась разговор завести, но в пределах стен собственной квартиры её присутствие игнорировать труднее будет.
И я понимаю прекрасно все её чувства по отношению к Майе, по мне та тоже не меньше проехалась, если в целом. Я опытнее был лейтенантом, чем они с Эррерой вместе взятые, а она обвинила меня в слабости, прямо перед шефом. Я тоже думал, что мы - одна семья, а она бросила меня, даже не признав, что между нами вообще отношения были. И я тоже злился, на всё то, что она делала, в качестве капитана, даже если отмалчиваться предпочитал, в отличии от Хьюз, по привычке своих чувств не скрывающей.
Но никто из нас изменить не мог того, что она всё это сделала. Только отношение к этому и к ней самой. Если у  неё достаточно сил будет для того, чтобы попросить прощения за это всё. По крайней мере, как сделать она мне обещала.
Мои личные чувства к ней принципиального значения не имели, если бы всё остальное не изменилось. И если она в своих ко мне расписалась, то как минимум, доказать это была должна. Что стала другой и будет поступать иначе. Что мне можно ей доверять вновь. Скрывать всё то, что испытывал, было бессмысленно, в свете того, с какой лёгкостью она вновь смогла вернуть всё между нами. Я даже не смог нормального сопротивления этой идее оказать, даже понимая всю бредовость момента. Но начинать хоть что-нибудь, второй уже раз, всё равно на своих условиях собирался.
И мне нужно, чтобы Энди не злилась на нас обоих за то, что снова начали делать с Бишоп. Я был свободен, когда мы сошлись с Майей и был свободен, когда с Эррерой занялись ничем не обязывающим сексом, после того, как съехались. Сразу договорились, что это просто способ провести время приятно и не думать о проблемах, что нас окружают. И даже ревновать друг друга, как таковые, давно уже способны не были, мне кажется, в свете всего. Мне правда импонировала идея её вместе с Салли, раз уж чувства возникли, несмотря на все их проблемы. И Энди, мне кажется, никак не реагировала на то, что я несколько ночей не был дома, после нашей с ней посиделки в том баре, откуда ушёл чуть раньше неё, сказав о том, что с девушкой буду. Вряд ли два и два не сложила, между вечером тем и отсутствием моим в нашей квартире. Но я мог сказать ей  о том, что с "кем-то" и не сразу решился про то, что с Бишоп, пока всю ситуацию с ней не выяснили. Сразу определил той, что никакого больше тайного секса и упрощения до "без обязательств". И лишь только после этого решил с Эррерой поговорить, когда всё стало чуть более-менее определённо. Потому что Майя сейчас враг всей нашей части и Энди лично. Вряд ли это было таким уж простым моментом, не требующим серьёзного разговора.
К тому же, подставлял ту немного всё-таки в том, что всё же съеду в ближайшее время. Не мог сказать ей это за столом и при всех, во время обеда в нашей части.  "Эй, Энди, я понимаю, что ты чувствуешь себя преданной Майей и вы вроде враги, но мы вновь с той встречаемся, и я сваливаю. Передай пожалуйста перец." Всё, что мог Бишоп гарантировать, так это отсутствие любых чувственных моментов между мной и Эррерой. Но не свой побег у той за спиной, без всяких лишних объяснений. Потому что я, несмотря на все свои чувства к Майе, не выбирал её сторону в этом конфликте, всё ещё считая неправой. А просто хотел наконец всё сделать правильно и позволить ситуации в части устаканиться. Мы должны были вновь стать одной командой, так больше нельзя продолжать было.
И если то, что я уезжаю и  мои отношения с  Бишоп могут Андреа показаться проблемой, то это лучше сегодня решить было, не откладывая обсуждения до тех пор, пока они будут лишены уже всякого смысла. Обиды могут лишь хуже становиться со временем, оно в этом ни черта не помогает. Лучше их на корню зарубить.
- Я понимаю, что ты с ней даже разговаривать не хочешь, но поверь, так всё-таки надо. Нам обоим нужно с тобой пару вещей обсудить. Вижу прекрасно, как Эррера напрягается. Вряд ли не догадывается, что диалог об их конфликте вести всё-таки придётся. И то, сколько раз они сцеплялись друг с другом, прямо на глазах у всех, вряд ли хорошим показателем было того, насколько она готова уже идти на контакт. Я понимаю глубину её обиды и чувство предательства, сильно задевшее. Это было непросто. Но с этим всё равно же не жить было ещё как минимум десятилетие.
К тому же, Бишоп  обещала мне, что не будет отстаивать собственную правду больше и это "шеф выбрал меня". И к чёрту гордость, как ни крути. Её поступки привели к ситуации, что на станции царила сейчас. И вряд  ли хоть кто-нибудь не понимал, что продолжать так нельзя. Роберт вовсе слепым не был, в качестве нашего шефа. И если капитан не может подчинённых собрать воедино, а лейтенанты - его же враги, то это очень плохой знак для части. А ещё - проблема, которую ему придётся решать, так или иначе. Чего бы нам всем троим, как мне кажется, не особо хотелось. Решения руководства зачастую радикальны и к одному сводятся - прислать кого-то чужого, кому плевать будет на что-то личное.
- Так что, пицца, алкоголь и решим сегодня все существующие проблемы. Мне есть, что сказать тебе, но сделаю это уже в присутствии Майи, будет честно, если она при этом будет присутствовать. И ей есть, что сказать тебе, а я просто прошу хотя бы выслушать её для начала. Плечами только пожимаю, сокращая расстояние между собой и Энди, зная прекрасно, насколько может сейчас на меня злиться. Потому что не спросил её, нужен ли ей этот вечер. Даже если точно знал, что да. У нас с Эррерой тоже немало сложностей было в своё время, как ни крути. Но их можно в прошлом оставлять, ради чего-то действительно важного, было бы только желание. А они не могут просто перестать быть лучшими подругами, спустя пять лет, из-за того, что в какой-то момент всё пошло не так.
- Только не злись, ладно? Все мы обсуждать ничего не любили, проглатывая собственную злость и делая вид, что всё абсолютно нормально. До того момента ровно, когда она не проявлялась в самый неподходящий момент и всё становилось действительно хуже. Гораздо хуже того, что могло бы быть, если бы мы только научились говорить друг с другом и приносить извинения. Это не так сложно делать, судя по всему, раз уж даже у непримиримой Бишоп со мной получилось. С Энди ей должно быть даже проще. Мне с Эррерой из-за того, что её оставляю, хоть сам предложил вместе жить - тоже. Мы поддержали друг друга в сложный период, но оба не могли застрять только в этом.
Приобнимаю чуть Энди, чувствуя прекрасно её напряжение, давая понять, что всё хорошо, если в целом. Между мной и ней нет проблем, как таковых, мы их не создали. Только обстоятельства вокруг. И я не для того, чтобы вечер ей испортить, пригласил сюда Бишоп, никогда не страдал припадками вредности.
Просто знал, что прав, стараясь подать информацию о нас с Майей ей правильно, а не так, словно это не значило ничего для меня. Просто сложные вечера тоже нужны порой для того, чтобы последующие дни стали лучше.

Отредактировано Jack Gibson (2022-11-20 01:29:03)

+1

52


— CHLOE BOURGEOIS —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/4d59d8a2d58f2e596faac87384ce422c/tumblr_pgset4n8Tv1vayu60o1_500.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Хлоя - золотая девочка поэтому характер такой тяжёлый.  Хлоя сложный человек. В конце концов, чем сложнее, тем интереснее, так ведь? Как жаль, что не все это понимают.
Хлоя привыкла к тому, что практически всё, что она попросит - она получит. Кроме искреннего внимания и уважения. Она привыкла к мысли, что уважение может получить только если раздавит кого-то [иначе раздавят её]. Она искренне - хочется верить - хотела стать героем и стать чем-то большим, чем просто избалованной дочуркой мэра и модного критика. Действительно пыталась меняться. Но уж больно пусто внутри, на сердце, на душе, кошки скребут, поэтому слишком уж хочет внимания [однако вслух едва ли когда-нибудь это признает... или все-таки сможет?]
Хлоя слишком часто заявляла о себе, как о КвинБи, хотя ей твердили так не делать. И тогда ей перестали давать камень чудес пчелы. Но все же хочется верить, что если не в каноне, то уж в нашем сюжете сестра заслужит возможность вернуть себе камень чудес и снова стать Королевой Пчёл.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Что до отношений - хочется адекватно обыграть постепенное сближение. Отмечу важный пункт! В нашем сюжете Зои родная сестра Хлои, и по матери, и по отцу. Я не верю в этот бред, что Одри интересно изменять. На мой взгляд, её вообще мало что интересует кроме ее работы. Поэтом на сторону она не пойдет. Посему Зои тоже ребёнок мэра, младше Хлои на год и три месяца. И по некоторым моим постам упоминается, что Одри забрала ее в Нью-Йорк, когда ей было 3-4 года, но иногда они приезжали. У нас могут быть непростые, натянутые отношения, но давай не будем превращать их в фарс? Так же отмечу, что я не собираюсь использовать камень чудес пчелы. Я хочу видеть игрока, который обыграет обиду и раскаяние Хлои после предательства в финале 3го сезона. И обыграет то, как заслужит право снова носить гребень. Весь каст хочет!
Еще у меня есть идеи для дружеских отношений с Марком, который достаточно прочно умён и наблюдателен, чтоб понять, что Хлоя не так проста и "ужасна", как остальные заявляют. Это мой твинк, но я объясню их в лс.
Приходите, Париж очень ждет!

— ПОСТ —

...За окном серость и дождь, картинка размыта, едва ли различима из-за текущей по стеклу воды. Где-то там мелькают проблески светофоров и уличных фонарей. Из приоткрытого окна тянет влажным свозняком и прелой листвой.
Однообразная картина последних дней. Сентябрь как-то уж больно шустро вошёл в роль стереотипной унылой осени.
Впрочем, не имеет значения, что там за окном, на улицей, если осень закралась в самую душу, растворилась в крови.
Разумеется, из-за внезапного ухода Кота Нуара переживали все: хоть обычные гражданские, хоть герои так называемые [горстка подростков, которым на плечи возложили/предложили ответственность иногда непомерную, но они привыкли, им нравится чувствовать себя полезными и нужными: ведь многие из нас боятся просто жить, без этого чувства нужности не видят смысла жить, даже если смертельно устают].
Но особенно тяжело его уход переживает Ледибаг. Маринетт. Которая злится, отчаивается, упрямится, делает вид, что всё в порядке, просит ни о чем не спрашивать, осекает всяческие разговоры об этом. Холодно смотрит в лица журналистам и в их камеры, вспышки которых слепят её, но она продолжает натянуто вежливо улыбаться. Хотя уголок её губ нервно дёргается, словно она готова в следующий миг укусить приставучих кошек, которые лежут не в свое дело сверх меры и надоедают глупыми вопросами. Если б она знала, она бы может и рассказала... а может и нет, зависит от обстоятельств.
Но... Маринетт явно выходит все больше из-под контроля. Она словно ни о чем больше не может и не особо хочет думать.
Зои понимает её усталость, огорчение, шок из-за его ухода, понимает её вспышки гнева. И просто старается ее осторожно успокаивать, усмирять. Мари... ну, она разная. Может быть заботливой мягкой сестрой или ласковой мамочкой для своих друзей, но порой она как самая строгая и жёсткая мать. Все коротко и по делу и лучше не спорить. По жопе получишь и в угол поставят. И не факт, что образно. И не факт, что только в костюме красном в чёрное пятнышко.
Зои может бесконечно восхищаться её боевым духом, вдохновлённостью, смелостью. Может бесконечно сопереживать и успокаивать, когда Дюпен-Чен начинает стремительно закипать... но какой с этого толк, если на самом деле её, Зои, "может" - на деле значит "не может ничем помочь нихуя"? С Альей, умеющий охлаждать пыл, Маринетт поссорилась, а Буржуа в отличие от своей сестры и матери,  слишком пассивная и мягкотелая. У нее нет сил и почему-то особого желания бороться с любимой девушкой. Зои просто не знает, что ей делать, что говорить. Ей кажется, Мари не слушает и не слышит. Мари не видит ее. Она лишь хочет, чтоб Кот Нуар вернулся, чтоб он снова был её лучшим партнёром в этой герой кой игре. Ей кажется, Маринетт раздражают её помощники, мешаются, под ногами путаются.
У Зои слишком мало сил. Было.
И их совсем не осталось, когда телефон запищал сообщением от Альи: "включи телевизор срочно!". А по телевизору она - Ледибагнуар или как еще назвать. Самоуверенно заявляет, что она сможет удержать в узде две такие огромные силы. Только она.
Зои протяжно шумно вздыхает, оглядывает тёмную комнату. Вечереет, и так весь день пасмурно, а она так и не включила свет.
Нет. Это всё иллюзия счастливой жизни и романтических отношений.
Маринетт/Ледибаг не нужен никто, кроме её Кота.
Это даже не обида или ревность. Это просто факт. Он исключительный. А Зои - нет. Впрочем, ничего нового, Зои привыкла к этому факту. Мама это знание вкладывала в их с Хлоей головы чуть ли не с утробы.
Зои недостойна быть рядом, она не Кот Нуар.
Она устало вздыхает, собирает вещи и уходит молча. Без криков, скандалов.
Без записок.

0

53


— AURORA BEAUREAL—
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/ff8560bdf8228e10128ab5c956350f4c/tumblr_oazwdddAqv1vxa73oo2_400.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Аврора Бореаль - девочка-звезда, Аврора Бореаль - девочка-погода. Хорошенькая белокурая юная леди. Боевая особа, которая знает, чего хочет, уступать не собирается. На первый взгляд может показаться зазнайкой вроде Хлои Буржуа... Но сильные девочки - просто сильные девочки, и это касается вас с Хлоей обеих. Называть вас просто несносными стервами было бы глупо, не правда ли? Кто решил, что вас нужно считать злыми просто потому, что вы желаете внимания и желаете ярко сиять?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Эта заявка не очень большая. Но я все равно хочу видеть эту милашку и в сюжете игры с ней дружить! Тем более, что в каноне я попала в твой класс. Правда, в нашем касте сюжет несколько отличается от канона и Зои, когда приехала,  то поступила уже в лицей (и тебе пора и остальной молодёжи в касте). Я действительно хочу отыграть дружеские отношения с кем-то, кто в каноне особо сильно не входит в основную геройскую тусу, но имеет свою собственную жизнь и наслаждается ею, может быть поддержкой - и получать ее в ответ. Кем-то, кто заражает своим боевым настроением.
Да, это персонаж третьего плана и на эту девочку, наверно, мало кто обратит внимание. Но я знаю, что бывают игроки, которые очень хотят неканона, а на большинстве кроссоверов неканоны не разрешены... но зато можно взять вот таких малораскрытых канонов и придумать про них свои хэдканоны. Разве не круто? А у Авроры есть своё очарование. Она даже сумела подружиться с прежней соперницей и теперь они вместе ведут шоу. Ее показали как чувствительную особу, которая может быть доброй и веселой, а может и выйти и в себя да устроить бурю.
Насчёт героизма - это вам на откуп. Можете придумать свой неканоничный камень чудес... а можете вообще не лезть в это дело. Вдруг вы хотите просто своей относительно спокойной человеческой жизнью подростка, студентки-звезды? Вы просто приходите, если готовы развивать своего практически эксклюзивного персонажа в этом мире чудес и ужасов в Париже. И мы подружимся! Правда ведь? )

— ПОСТ —

...Ее дневная дремота оказалась недолгой и пустой. Как ни странно, кошмаров из-за непростого разговора с сестрой не последовало. Зои была готова к разным поворотам. Не сказать, что сестру и мать она знала в идеале... но это... это сложно объяснить. Наверно, она просто верила в Хлою как в отдельную от Одри личность, просто нужно время, чтоб Хлоя реально отделилась, и Зои готова была ей это время дать и ждать, не бросаясь нелепыми обвинениями и обидами.
Просто сестре тоже нелегко, и это видно.
В ней боль, и не такая уж сильно затаенная, проблема в том, что люди, Хлою окружающие, эту боль видеть и замечать не хотят. Они привыкают наивно думать, что если кто-то в роскоши живет, то трудный характер - следствие одной лишь избалованности. Но все намного сложнее. И пусть мало кто поверит Зои, сочтут милой наивной малышкой, которая сестру просто пытается оправдать, Зои плевать, за кого ее будут держать саму. Она просто не позволит говорить про нее гадости. Она не маленькая и не глупая. Она Хлою не идеализирует, но верит в нее. Верит в ее многогранность, которую большинство не видит.
Но это их проблемы.
Поэтому пусть младшая Буржуа и вспылила немного - ну с кем не бывает, правда? - она не обижается на сестру и не боится ее. И кошмары ей не снятся из-за такой мелочи, какой бы Зои ни бывала нервной и мнительной.
Так или иначе, дремота сползла медленно и постепенно, расщеплеямая ярким солнечным светом, проходящим сквозь большое окно. Этот свет щекотал ее веснушчатое лицо и заставлял морщиться и жмуриться, словно ленивую кошку. Однако чаще часах пятнадцать:двадцать, еще, можно сказать, середина дня. Девушка потерла лицо и осмотрелась вокруг. Дверь закрыта? Зои поднялась с постели, подошла к двери и прикрыла ее, выглянула в коридор. Никого. Дверь не была закрыта на замок, значит, кто-то просто так позаботился о том, чтоб никто не разбудил девчонку. Она рассеянно улыбнулась, будучи почти уверена, что это папа или сестра, потому что матери такие жесты не присущи. Она б скорее разбудила, пришла бы с каким-то скандалом и новостями моды, критикой одежды младшей дочери, а потом ушла бы, оставив дверь раскрытой нараспашку. В крайнем случае, дверь мог прикрыть дворецкий Жан, который всегда дружелюбно и далеко как-то по-родственному относился к дочерям своих господ.
Зои снова прикрыла дверь, после чего отправилась в ванную, принять быстрый душ. Затем на скорую руку высушила волосы феном, собрала резинкой в хвост и переоделась, а затем, взяв рюкзак с небольшим количеством самых нужных вещей и закрыв комнату на ключ, вышла в коридор и позвонила папе, сказав, что хочет сходить погулять. Ей едва удалось отговорить посылать с ней сопровождение и от лимузина отказалась. Ей не хотелось поездок, ей хотелось размять ноги.
Довольно вскоре ей захотелось есть, что она поняла по журчанию желудка, которое прозвучало слишком громко. На нее даже оглянулась женщина средних лет, заставляя смущённо покраснеть и отвернуться. На счастье, через дорогу виделась витрина пекарни. Выглядела она весьма эстетично, так что Буржуа просияла, дождалась, пока светофор даст ей зелёный свет и направилась к вожделенному заведению, вошла, звякнув колокольчиком, и поглядела вокруг. И чуть не села на месте от густых сладких и не только ароматов, едва успев сглотнуть слюну. Похоже, она была ещё более голодная, чем ей казалось ранее. Что выбрать?
За кассой сидела приятная женщина среднего возраста, кажется, несколько азиатской внешности. Глаза ее смотрели доброжелательно, она лишь произнесла спокойно и не стала торопить. Да и Зои пока была единственной посетительницей, так что и спешить вроде как некуда.
- Здравствуйте, мадемуазель, - вежливо поздоровалась женщина.
- Здравствуйте, мадам, - несколько робко ответила девушка.
Тут колокольчик зазвенел снова, а дверь открылась, и в нее несколько неловко попыталась протиснуться девушка с небольшим ящиком яблок. Одно из них выпало на пол, прямо под ноги нововошедшей, заставляя ее покатиться и практически упасть, но Зои наконец соориентировалась и перестала тупо смотреть на происходящее, придержав девушку за запястье и локоть:
- Хэлооу! - от неожиданности она даже заговорила по-английски, потому что слишком давно не была в Париже. - Осторожнее! Ты не ушиблась? Извини, надо было мне открыть и подержать дверь, чтоб ты могла войти, но я сегодня не очень хорошо соображаю после перелёта, - снова французский, но всё еше не очень уверенный. Смущённо, даже немного виновато, Зои отвела взгляд.

0

54


— ALIX KUBDEL —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://i.ibb.co/Tq7b1jZ/alix1.gif https://i.ibb.co/vYvqn6V/alix2.gif https://i.ibb.co/F5cWvpv/alix3.gif https://i.ibb.co/Y2bjnmF/alix4.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Аликс - очень классный персонаж с большим потенциалом. И 3-5 сезоны уже не единожды показали нам ее повзрослевшей, да еще и героиней. А в 1 серии 5го сезона уже и ее младшей версии дали камень чудес! Это же отлично! Она всегда энергична, упорна, стремится помочь друзьям, даже если порой видит, что их план действий... ээ, мягко говоря, ну такое. Она отлично управляется со своим камнем чудес - часами кролика. Аликс спортсмен, но так же в ее жизни есть место творчеству: сейчас она занимается граффити, но, вероятно, раньше как и Натаниэль, рисовала на бумаге. Возможно, к рисованию ее сподвиг именно он.
В каноне показано, что она порой тусит троицей именно с Натом и Марком, Куртцберг, видимо, ее друг с детства.
Аликс нужна нам и как друг, для веселых эпизодов, а может и драмы с путешествиями во времени придумаем ) Так что приходи обязательно, мы все тебя ждем, а особенно Натаниэль и я - ждем тебя, чтобы тусить по-настоящему чудесно!
По часовой, м?..

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Да, заявка очень маленькая. Но это не значит, что мы не ждем Банникс! Мы даже попробуем придумать причину и способ, чтоб дать тебе камень чудес раньше. Ты главное приходи и играй, не бросай роль через три дня и не пропадай внезапно!

— ПОСТ —

...Когда твои чувства не принимают - это всегда больно. Даже если это делают мягко и аккуратно, стараясь не унизить и не ранить душу. Но иногда случается так, что человек еще даже не знает, что ты в него влюблён, а уже ненавидит тебя из-за какой-то дурацкой ситуации.
Натаниэль был уверен, что Маринетт и - особенно - Марк хотели посмеяться над его чувствами к Ледибаг. И деакуматизация Марка его не переубедила, как и сам факт того, что акуматизировался после скандала у фонтана Марк, а не Натаниэль. Сейчас обескураженный и будто немного оглушенный Ансьель стоял у подножия Эйфелевой башни вместе с героями, и его потряхивало, особенно когда он увидел, что к ним подходят мэр... и Нейт.
Попытка Ледибаг их помирить провалилась с первых мгновений, Нат посмотрел на недавнего злодея со жгучей ненавистью и рассмеялся нервно и гневно:
— Мириться? С ним? Да никогда в жизни! Ты действительно думал, что после этого я буду с тобой общаться и работать над комиксом? Ни за что в жизни! Так и знай! Ничтожеством родился, ничтожеством и сдохнешь!
Высказав всё это, рыжий художник ушел и даже не заметил, как Марк испуганно округлил глаза и вздрогнул.
Неужели он правда заслужил, чтоб его так возненавидели? Он ведь вовсе ничего плохого не хотел! Не то, чтобы Марк не привык к таким словам: частенько слышал от родителей и некоторых ребят в коллеже. Но он не ожидал, что человек, в которого он так наивно влюблён, растопчет его и назовёт вот так так. И даже, кажется, пожелал ему скорой смерти? Марк закусил нижнюю губу, пытаясь сдержать всхлипы, но как бы там ни было, слёзы все равно хлынули через край. Он натянул капюшон толстовки на голову, сунул тетрадь в сумку и резко развернулся, побежал прочь. О, нет, ни в чем никого кроме себя не винил. Он просто не хотел, чтоб мэр и герои видели его таким жалким. Да уж, он правда ничтожество и таким и сдохнет... Жалкий, трусливый, слабый духом и физически плакса. И, наверняка, если б его имя не стёрли и Натаниэль знал, что читает - просто сборник рассказов, а не никакой не дневник Ледибаг - он бы сразу фыркнул и сказал, что Марк бездарность. Он просто кретин, если думал, что его истории могут кому-то понравиться без приписки имени парижской героини-защитницы. Он просто мусор, типа того, которым он как Ревёрсер хотел закидать улицы города...
Марк просто лежал на своей кровати, съёжившись под одеялом целиком и закусив угол подушки, чтоб родители не слышали его всхлипов...
Мусор. Мусор. Мусор.
Вскоре он просто отрубился, так ничего толком и не поевший за день.
***
Он больше не станет ничего писать.
Только то, что надо по учёбе. Сухо, по делу, без чувств.
Так думает Марк, попытавшийся склеить порванные Натом страницы.
Он их склеил аккуратно и четко. А потом сердце его дрогнуло, словно в него впились множества иголок и провели ток. И вот он уже сам рвёт их на клочки, кидает в урну и вдогонку - зажженную спичку. И остатки сердца, кажется, горят вместе с бумагой. Он это заслуживает, потому что он жалкий и трусливый, и Нату из-за него было больно, Нат поверил, что его любит великая во всех смыслах героиня, а это всего лишь этот человеческий мусор по имени Марк.
Ансьель шмыгает носом, растирая по лицу слёзы рукавом толстовки. Вместе с остатками косметики.

0

55


— LILA ROSSI —
[miraculous ladybug & cat noir]
https://64.media.tumblr.com/c1b381cef2d5532cb8642e37cce0ae1c/dc36108e95457b0c-a2/s500x750/ee729c41a2586d211649b9dbc884e4a0651f8215.gif
[original, arts, aesthetics, cosplay, your choice]

— ОБЩЕЕ —
Лила, Лила. Миловидная девушка с непростым характером. Умная и хитрая. Расчетливая, завистливая, мстительная. Возможно, безумно одинокая? Знаешь, с твоим богатым воображением тебе бы книги писать, а не тратить талант на какие-то глупости. Если уж так хочешь внимания, почему бы не заслужить его благими путями? Что заставляет тебя врать о каждом своем шаге?
Лила персонаж крайне неоднозначный: нам показывают ее как довольно сообразительную и новую в плане достижения её цели. За редким исключением она крайне хорошо контролирует свои эмоции, она знает, как втереться в доверие, просто превосходно играет милую и добрую девушку. Но при этом, при всем её потенциале как интересного персонажа... простите, но есть в персонаже в каноне некоторая то ли сыроватая "непропеченность", то ли просто пустота (в принципе, это беда большинства персонажей в каноне мультфильма, но это позволяет фанатам с творческой жилой придумывать свои хэдканоны). Не хватает предыстории, какой-то реальной личной проблемы, мотивации. Да, нам показали намёк на то, что Лила страдает от того, что её мать постоянно не выполняет свои обещания провести с ней время. Но показали это вскользь и всего один раз.
У Лилы большой потенциал как остаться злодейкой, так и встать на путь исправления. Просто почему бы и нет? Но при любом выборе пути - мы хотим видеть эту девочку, мы хотим наслаждаться ее визуальной эстетикой, но мы хотим видеть человека, который потрудился придумать хоть какую-то предысторию и мотивацию быть бэд гёрл и мотивацию к изменениям в лучшую сторону, если эти изменения будут.
Так же мы собираемся в некий момент  сюжета использовать некоторые элементы концовки 4го сезона, но потеряет Маринетт камни чудес немного другим путём, потому что Феликса у нас нет и у нас другая идея. Но потеряет! И поэтому мы думаем, что Бражник мог дать Лиле талисман лисы, помня, что она хотела быть героиней-лисой. Кто знает, может быть, однажды Лила поймёт, что он творит дикие вещи и все больше слетает с катушек, поэтому она тихонько перейдёт в лагерь героев, став двойной шпионкой?
В общем, вы приходите, расскажите свою историю )
Знаешь, я многих пытаюсь узнать и понять. Я могу быть еще терпеливее, чем Адриан. Но поверь мне, я не тюфтя, и если ты продолжишь вредить Маринетт - моей подруге детства, между прочим - и Адриану, вешать лапшу на уши Натаниэлю, то однажды ты познакомиться с моей тёмной стороной, девочка. Я найду способ вывести тебя на чистую воду перед всеми, и в отличие от Маринетт, я не буду панически кричать на каждом углу о том, какая ты плохая.  Но все же, может быть, ты позволишь мне узнать и понять тебя и не будешь вынуждать действовать жёстко?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
приходите, нам очень нужны сложные персонажи! Главное, не пропадайте молча )

— ПОСТ —

...Натаниэль не слушает его, совсем. Он так ненавидит его, так жгуче ненавидит, что перебивает, яростно выкрикивая:
— Заткнись! Заткнись! Заткнись! — кричит он так, что на миг Марк глохнет и жмурится. Но его заставляет покачнуться и открыть глаза сильная пощечина и последующие жестокие слова Натаниэля: — Не хочу тебя видеть и слышать, да и в принципе знать о твоём существовании. Ты — досадная ошибка природы, которой не должно было быть изначально. Почему твоя мама не сделала аборт? Какой кошмар. Посмотри на себя... ты такой жалкий. Как ты вообще живёшь? Хотя, зачем я с тобой разговариваю. Пойду-ка я, боюсь заразиться от тебя никчёмностью. — выпаливает Куртцберг. Каждое его бессердечное слово впивается Марку в сердце.
Ошибка природы. Аборт. Лучше б его мать сделала аборт. Марк ошарашенно пялится в лицо Нату - и получает от него плевок в свое. А потом рыжий художник просто уходит прочь. Марку кажется, что он задыхается от боли в груди, от горечи. Он съезжает спиной по стене, плотно зажимая рот обеими ладонями.
Ошибка, ошибка, ошибка...
Когда позже днем Маринетт спрашивает его о чем-то, Марк даже не слышит вопроса, но, кажется, она спросила, почему у него такие красные глаза. Он просто извиняется невнятно, стискивает зубы и панически бежит прочь.
***
Его ночь совершенно бессонная, он так и не смог закрыть глаз, не смог отпустить поток мыслей и расслабиться. Он просто лежал на спине и беззвучно рыдал, закусив основание большого пальца правой руки. Неужели он действительно настолько ранил Ната, что можно настолько ненавидеть? Неужели он заслуживает всех этих слов, этих плевков в лицо и пощечин? Он правда настолько омерзителен?..
Марк судорожно вздыхает в ночи.
Раньше Марк робко молча мечтал, что сможет хотя бы подружиться с Натом: наивно думал, что талантливый художник обязательно чист душой и добр ко всему живому. Да, он стеснялся признаться Нату в чувствах, он бы вряд ли осмелился. Но все же не приходило ему в голову, что человек его мечты будет столь ненавидеть его. Лучше бы Марка правда не существовало.
***
Так и не поспав ни минуты, он поднялся рано утром с постели, с отвращением посмотрел на себя в зеркале, умылся. Попытался замаскировать синяки под опухшими глазами, но получилось так себе. Завтрак в горло не полез. Мальчик тяжело вздохнул и отправился в коллеж, хотя до начала занятий было ещё много времени. Осенний ветер обдувал его лицо, и было довольно прохладно. Марк поежился. Усталось наваливалась на него и теперь он жалел о том, что не спал.  Было бы кстати купить стакан кофе в киоске, но те еще были закрыты. Ансьелю оставлось лишь тереть лицо дрожащими пальцами. В конце концов, когда он добрался до коллежа и начались занятия, его вырубило на первом уроке - у мадам Бюстье. Как ни странно, та не стала ругать его, но подошла после звонка и осторожно разбудила, пыталась распросить о том, что с ним происходит. Оказалось, Роуз Лавлён накануне видела издалека, что Натаниэль унизил его. Марку было нечего ответить. Он не хотел жаловаться доброй женщине на ее сына и мог лишь пролепетать, что он сам виноват. И тут же постарался ретироваться, оставив ее в недоумении. Позднее Аликс и Маринетт рассказали ей вкратце историю возникновения Ревёрсера несколько дней назад, ситуацию с тетрадью. Марк бы это не одобрил, но Аликс считала, что быть другом не значит умалчивать об ошибках. Она знада Ната и понимала, что он не в себе, а значит, его надо угомонить. Нельзя поощрять друга в его временном помутнении рассудка. К тому же, его странные проступки могу привести к повторной акуматизации Марка, что представляет опасность для всех, кто будет причастен или даже просто попадет под горячую руку Ревёрсера 2.0. Калин Бюстье была шокирована и растеряна поведением сына. Но пока совершенно не знада, что ей сделать.
Так или иначе, к обеду Марк, добитый издевками еще парочки школьных хулиганов был на взводе и решил, что ему нужно спрятаться и перевести дыхание, чтоб не словить акуму. Стремительно теряясь мыслями в спутанном состоянии, он спрятался в туалетной кабинке, закрывшись, он пытается решить, как унять эту душевную агонию. Внутренний голос услужливо посоветовал заглушить ее небольшой толикой физической боли.
Точно, в сумке есть канцелярский резак.
Достает его и снимает митенки с рук. И вскоре его пальцы и тыльные стороны ладоней покрываются паутиной тонких царапин, а глаза теряют ясность и концентрацию.
Но тут послышались звуки, указывающие на то, что в туалет кто-то зашел. Черт. Марк срочно оторвал кусок туалетной бумаги, завернул резак и спрятал в сумку, натянул перватки обратно, а затем нажал кнопку смыва, чтоб никто не заподозрил его в странном поведении. Иначе отправят к психологу или к кому там отправляют людей, которые вредят себе?.. Так или иначе, он вышел из кабинки, хотя лучше б оставался внутри, так как выйдя, он столкнулся с Натом. Тот, узрев ненавистного мальчишку, тут же довольно просиял и громко жутко рассмеялся.
— Так-так-так, ну и ну, вот это чудеса! Дерьмо само выбралось из унитаза! Фантастика! — опять такие унизительные слова. Марк лишь прикусил губу и нахмурился. Другой бы уже к черту послал, но у Ансьеля язык не поворачивался: все глубже под землю Натаниэль забивал его самооценку. Не то, чтоб Марк хотел верить, что он все это заслуживает, но сил возразить и защититься хоть словом уже не было. — У тебя слишком ровный тон кожи. Мне кажется, это нужно исправить! — заявил вдруг Куртцберг и... врезал ему кулаком по носу. Кровь начала капать на одежду. Марк был ошарашен и к тому же заторможен из-за усталости и недавнего психоза. Следующий удар пришёлся в живот, и Марк рухнул на колени, ударяясь ими о кафельный пол. Однако Ната не останавливает вид поверженного врага.
— Вооот, так-то лучше. Надеюсь, ты поймёшь, что нельзя играть с чувствами людей, жалкое ничтожество. Ты такой забавный. Кстати, я слышал, ты боишься пауков. Какой смешной. А я их люблю и даже ношу с собой.
Что? Откуда он узнал? Что он собирается сделать? Марк панически завертел головой, не в силах пока подняться с колен. С трудом он разглядел, как рыжий хулиган достал из кармана пиджака стеклянный пузырек и открыл крышку. А затем схватил Ансьеля за волосы и опрокинул на него пузырек, вытряхивая маленьких паучков. Марк почувствовал, как сердце бешено заколотилось. Он действительно адски боялся пауков, потому что в детстве тропический питомец матери укусил его, и Марк чуть не умер. Сначала он просто опасался восьминогих существ,  но со временем всякие хулиганы довели его арахнофобию до пика и удушающих панических атак при одном лишь взгляде на паука.
- Нет, нет, пожалуйста, убери их, н-не надо! - взвизгнул Ансьель, беспомощно трепыхаясь в руках Куртцберга. Все тело охватила дрожь и он едва мог продохнуть. Разум полностью отступил, освобождая путь ужасу. Кто прилетит быстрее, акума или амок?.. пауки ползали под кофтой и где-то в волосах, доводя Марка до исступления. Кровь из разбитого носа и порезов на руках стекала на пол туалета, куда капали еще и слезы. - Прошу тебя, убери их! Я же говорил, что я не собирался играть с твоими чувствами, клянусь! Пожалуйста, прекрати это!

Отредактировано Marc Anciel (2022-11-21 19:39:59)

0

56


— VICTORIA "VIC" HUGHES —
[station 19]
https://i.ibb.co/6sVtJTB/2.gif https://i.ibb.co/NY0x0zz/1.gif
[Barrett Doss]

— ОБЩЕЕ —
Думаю, если вы смотрели сериал, то уже представляете, кто такая Вик. Яркая, позитивная, добрая девушка, с хорошим чувством юмора, ответственностью к своей работе. Она потрясающий друг и коллега, а ещё словно сестра, с которой можно обсудить что-то личное, получить поддержку или совет, и крайне редко осуждение. Я сейчас не про тот случай, когда ты предлагала оставить меня в лесу, мы же знаем, что это было не серьёзно, да и моё поведение тому способствовало. Вик - часть нашей семьи, которую мы очень любим и ценим. И которая очень нужна девятнадцатой части.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Из требований всё стандартно: не пропадать без предупреждения, иногда писать посты и проявлять активность, а не быть просто тенью на главной странице. На форуме уже есть я, Джек и Энди, так что скучать в одиночестве не оставим, идеи у нас есть, которые мы с радостью реализуем. Ребята тебя тоже ждут.
Из того, что мы изменили, так как нас перестало в какой-то момент устраивать то, что придумали сценаристы: мы с Джеком расходились, когда я заняла пост капитана, но потом снова сошлись и уже женаты, и вашим капитаном я буду до момента, пока не уйду в декрет, ну и вернусь уже после него в том же звании потом. Остальное естественно, вполне обсуждаемо, да и личные ветки ребят мы не затрагивали, тут всё на усмотрение игрока. 

— ПОСТ —

Звонок подруги может и стал сюрпризом, в какой-то степени, но услышав суть проблемы, тут же согласилась приехать. Бросать Энди один на один с водной стихией, в лице прорвавшейся трубы, что обрушилась на её дом, было бы с моей стороны совершенно бессовестно. Кроме того, Эррера заявила, что наконец-то готова переехать, и прежде чем её заедят сомнения или чувство вины, что оставляет отца одного, надо успеть перевезти её вещи. А то ведь такими темпами так и не начнет самостоятельную жизнь. Сколько я её убеждала это сделать? Кажется ещё с тех времён, когда начали общаться в академии. Несколько раз предлагала ей перебраться ко мне или выбрать вместе квартиру, но каждый раз слышала невнятные отговорки. И, о чудо, наконец-то моя девочка дозрела до мысли пожить самостоятельно. Ну, точнее в одном со мной пространстве, но я уж точно не полезу её учить или читать нотации, как любит это делать капитан Эррера. Андреа всегда больше нашего доставалось, это не новость. Так что пора помогать ей покинуть семейное гнездо. Тем более жить там пока всё равно невозможности.

Пожимаю только плечами, когда говорит про сапоги. Что, настолько плохо? Нет, конечно вижу, настолько у неё замученный вид, очевидно утром прошлось буквально по ней, с этим происшествием, но как-то про сапоги мне и мысль не пришла. Успеваю скинуть прямо на веранде кеды, оставаясь босиком, и позволяю подруге утянуть меня за собой в глубь дома. Да уж, запах сырости такой, что аж по голове даёт. А ведь это ещё только первый день. Если не просушить, будет хуже. Но ковровое покрытие аж хлюпает, значит потребуется много времени. Не буду сыпать соль на рану.
Да не страшно. Вещи как вещи. Ну, да, белая. А что с того? У меня таких ещё штук шесть минимум, так что ничего смертельного, даже если умрёт смертью храбрых во время спасения Энди из дома. Но, видимо сегодня Эррера настроена решительно. Ладно, из её так из её. Отправляюсь следом, прислушиваясь к совету. Навернуться уж точно не хочется.

Я предложила тебе жить в одной квартире, а не расписаться завтра в Вегасе, после пьяного девичника, Эррера. Отбрось уже свои сомнения. Всё будет отлично. Посмеиваюсь только над подругой. Нет, ну правда. Что может быть странного в том, чтобы вместе снимать квартиру, в которой несколько спален, а значит у каждой всё равно будет своё личное пространство, когда потребуется, а уж в остальном явно уживёмся. Причём давно уже предлагала ей перебраться, учитывая что ей нравилась квартира, которую снимаю, но каждый раз были отговорки. Видимо, не зря говорят, что пока не прижмёт, человек будет до последнего цепляться за иллюзию своей привычной жизни. Энди давно уже пора попробовать жить не в одном доме с отцом. При всём моём уважении к капитану Эррере, но он же ей буквально крылья расправить не даёт. Но теперь уже всё решено и сегодня вещи Энди вместе с ней самой переедут в квартиру. Пусть даже обстоятельства к этому подтолкнувшие не из приятных.
Какой у нас план действий? Локализовать потоп и максимально избавиться от воды, а после собрать тебя, чтобы переехать? Или может просто собрать вещи, вывезти тебя, а на просушку дома вызвать специалистов? Возможно что Энди просто даже не задумывалась о том, что может не бегать с тряпкой самой, а вызывать ликвидаторов этой аварии, так сказать, что м дом просушки профессионально.
Тем более, что капитан Эррера самоустранился и забрал подкрепление в виде Райана. Усмехаюсь, смотря на подругу. Из запутанные отношения с этим парнем - та ещё тема для вечерних посиделок, чтобы посплетничать за вином. Не то что бы мы с Энди этим грешили, но бывало всякое. Сам же Райан был мне весьма симпатичен, после того, как помог с братом. Не каждому бы я решилась рассказать историю своей семьи. Так что, в целом он неплох. Просто сейчас его тут нет и можно позволить лёгкую шпильку ехидства.

Бросаю взгляд на собранные уже вещи. Часть уже в коробках, часть ещё разложены по кровати. Что же, работы нам явно предстоит много, а если ещё и учесть, что надо спасти хотя бы немного первый этаж, что пострадал от воды, то думаю в квартире мы окажемся к ночи, но это не пугает. Снимаю с плеча рюкзак, в котором далеко не сменные вещи, но не менее нужные, похоже, в данных обстоятельствах, бутылки с текилой и водкой. Отпраздновать могли бы и дома, кто же спорит, но как чувствовала - ещё на сборах потребуется.
Ладно, Энди, проверим твой вкус на шмотки, когда речь идёт не про форму по уставу. Распахиваю дверцы её шкафа, раз уж сама озвучила мысль о том, что мне нужно переодеться. Если честно, не особо запаривалась тем, что белой футболке может наступить конец. Она у меня не единственная, к тому же не из новых, но зачем отказываться от интересного предложения? Да и всё равно потом все её шмотки складывать по коробкам в любом случае.
И почему я никогда не видела тебя в этом? В руки попадается джинсовая юбка. Размер у нас примерно один, так что прикладываю ту к себе, чтобы оценить длину. Так-так, а кто-то был не очень приличной девочкой, на так ли?
Эй, куда! Я требую подробностей. Смеюсь, когда Эррера вырывает ту к меня из рук, и смотрю на подругу не скрывая ехидства. Какие ещё бесята скрываются в этом омуте? Что-то мне подсказывает, что эту юбку Энди покупала явно не в присутствии отца. Так что я точно желаю знать подробности, пока не полезла дальше. А то вдруг что ещё найду такое.

Подпись автора

E V E R Y  D A Y ’ S  A  M I R A C U L O U S  V O Y A G E  F O R  Y O U
and each [night] an adventurous dream
https://i.imgur.com/Yp98PoP.gif https://i.imgur.com/t4N5OgZ.gif
and the secrets i’m lucky to unseal with you bliss in
[ your  eyes ]
that opened up mine heart          сурикат

+1

57


— GENNIFER BRADFORD —
[the rookie]
https://64.media.tumblr.com/93ddb745fe310dacb13a4e8a683a870f/21359986556c86f6-66/s400x600/9c3765a273206313f05e711c164ce22aae292933.gif https://64.media.tumblr.com/954a932d22746edb54e790c50704c845/21359986556c86f6-db/s400x600/7682a84b0ddec15ed323ed55e16226664fc619eb.gif
[peyton list]

— ОБЩЕЕ —
Моя родная сестра, детство у которой вряд ли было проще, даже если я всегда концентрировался только на себе и почему-то думал, что для Дженни было всё иначе когда-то. Потому что она всегда казалась куда больше жизнерадостной, словно не замечающей всего вокруг. И мы не слишком близки были в детстве, и совсем разошлись, когда стали взрослыми, каждый отправился по своему пути. Но отец умер, нам пришлось встретиться, решать множество вопросов и в конечном итоге, сблизились и передумали продавать "дом ужасов", как я любил его называть. Есть шанс, что станет ещё лучше, если у нас обоих будет на то желание. У меня оно есть. 

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Никаких требований, кроме желания быть на форуме, играть и развивать Джен, не только  в плоскости наших взаимоотношений-взаимодействия, но в принципе делая её полноценной. Со всем остальным договоримся, со всем с Чен поможем, включая графику, если понадобится. Огромная просьба не менять каноничную актрису.

— ПОСТ —

Не верится, что Смитти в очередной раз повёлся на разводку в стиле "я адвокат, пора меня отпустить, потому что в соответствии  с уголовным законодательством, вы не можете меня тут держать." Двадцать лет. Двадцать лет он работает в полиции Лос-Анджелеса и...Впрочем, все мы знаем, что это Смитти. Злиться бесполезно, как и пытаться сказать ему, что всё это неправильно. Мы просто научились это исправлять.
Впрочем, радует его нелюбовь к ответственности любой и отсутствие всяческой амбициозности, если говорить про службу. Когда нас с Греем обоих не было в участке, тому пришлось оставить Смитти за главного, по старшинству званий. И боже мой, я буквально простился с ним, зная прекрасно, к каким событиям мы сможем вернуться. Индюки, наполнившие всё здание? Вода по пояс даже таким, как я? Участок сгорит? Всего ожидать было можно, на самом деле, а остаться не могли оба, отправившись в Сан-Квентин на УДО одного из ребят, которых вместе туда отправили, удостовериться, что это не случится. И были без телефонов. Я ничего абсолютно хорошего не ждал от участка, руководить которым на целый день остался Смитти. Даже не звонил потому туда, чтобы узнать обстановку, просто не мог психологически заставить себя. Беду лучше один раз увидеть, чем услышать о ней, думать о том всю дорогу потом, не зная реальную обстановку и потом увидеть, что ещё слабо пересказали.
Правда, вернулись когда, участок Мид-Уилшер всё ещё на своём месте стоял, вокруг не бегали слоны и кажется, все даже выглядели нормально. В полицейской форме, а не костюмах из звёздных войн, на стоянке не выступали панки и главное, что здание устояло. Правда, внутрь всё равно заходил с тяжёлым сердцем, плохо представляя, что Смитти  устроить мог внутри уже. Отпустить всех подозреваемых, потому что они попросили? Отпустить всех офицеров домой?...Что угодно ожидать можно было действительно. И когда увидел, что работа налажена, весьма сильно был удивлён тому, что мы застали.
Хорошо, что у нас есть Чен. Люси Чен, отобравшая у Смитти право руководить и наладившая работу всего участка. И поймавшая сегодня преступника, который с лёгкой душой уже собирался сегодня нас покинуть, потому что офицер ему разрешил. Прямо до допроса, который Анджела провести не успела, изучая материалы по этому грабежу. Потому что представился адвокатом и Смитти поверил ему. Понятия не имею, когда момент с этим парнем мы пропустили и почему он всё ещё с нами.
- Слушай, не успел сказать, но ты молодец, что перехватила того парня, я понятия не имею, что делать со Смитти. Потому что, ну, ты же понимаешь, что  это Смитти. Усмехаюсь только, подходя к Чен, даже если чувствую себя несколько  странно. Это она обычно болтает до такой степени активно, что иногда просто невыносимо становится. И с утра обычной, вроде бы, Люси Чен была, трещать начиная задолго до брифинга. Потом прокатились немного, пообщались с людьми и я как-то не заметил, где этот переход случился  до неё, уткнувшейся в телефон и отвечающей по делу, и по существу. Не слишком комфортно себя чувствую, словно ролями поменялись и я теперь оказался тем, кому надо разговорить напарника, не желающего идти на контакт. К тому же, её поведение с одной из свидетельницей слишком странным казалось, когда она на неё сорвалась. Это я обычно наезжаю, запугиваю, угрожаю, говорю про законы и выгляжу устрашающе, в то время, как Люси собой само очарование и лояльность представляет. Мы определённо сегодня поменялись ролями, судя по всему.
Пытаюсь общаться с ней на нормальные темы, сталкиваясь с нетипичной совсем реакцией. И понимаю, что либо у неё случилось что-то, либо я где-то вновь повёл себя грубо, но пока и понятия не имею, в какой момент. На автомате резким бываю, говорю иногда нечто грубое, не замечая этого. Хоть и не помню, чтобы сегодня было что-то такое. Вернулись в участок, спасли ситуацию со сбежавшим подозреваемым, заполнили несколько форм и думаю, в принципе, что можно было бы ещё разок прокатиться по улицам, посмотреть обстановку, а после закончить смену. К тому же, мне неловко у Чен выпытывать при всех, что между нами вдруг стало не так, лучше бы остаться вдвоём, даже если не кажется, что Люси готова к контакту.
- Поехали, Чен, сегодня вечер пятницы, на улице может быть не спокойно, перед тем, как закроем смену, лучше посмотрим обстановку на улицах. Вижу, как кивает, с весьма недовольным лицом и отправляется к выходу, не сказав даже слова. И я понятия не имею, на самом деле, что именно всё это значит. Глаза только закатываю, понимая прекрасно, что проблема определённая есть и даже если мне не хочется, решать её всё равно придётся.
Прыгаю на водительское сиденье, завожу автомобиль и после минуты гробового молчания, решаю всё-таки, что наверное, подходящий момент.
- Слушай, надо будет составить отчёт в департамент по арестам в ближайшие три дня, займёшься? Можешь со своим, а не моим именем, чтобы знали, кто проделал всю работу. Начинаю с привычной темы, вызывающей обычно у Люси энтузиазм. Цифры, документы, почаще мелькающее её имя в официальных документах. К тому же, она официально была моей помощницей, должна была делать всё это.
- Так, хорошо. Знаешь, что я не люблю вообще всё, что угодно обсуждать, но по-моему, нам надо поговорить о том, что происходит. Бросаю взгляд на Люси, уставившуюся в окно и явно не испытывающую желания со мной пообщаться. Почти уверен, что ничего плохого сегодня не сделал и даже ни разу не рявкнул на неё. День вообще на удивление мирно прошёл, мне кажется. Да и с утра всё было хорошо, когда заступали только. Терпеть не могу все эти разговоры о чувствах, всегда говорил Чен, что они неуместны. Но сегодня, судя по всему, избежать не получится.
- Что не так? Сформулировать чётко сейчас вряд ли могу, что именно не так. Мне же даже ничего не предъявляли, в конечном итоге, не пытались объяснить, что именно не так, в любимом стиле. Придётся самому выяснять, судя по всему. И вряд ли это обернётся в нечто хорошее.
- Ты не пытаешься мне прочитать гороскоп на сегодня,  не рассказываешь об очередных предложениях, которые придумала для внедрения мною и Греем, и не делаешь ничего в общем-то, как Чен, которую я знаю. В чём проблема? У самого настроение портится, словно я сделал что-то настолько серьёзное, что Люси даже шуточки оставила свои и не старается поболтать. С самого  первого дня, как мне её выдали в качестве новобранца, не помню чего-то подобного. Видимо, действительно что-то серьёзное произошло, причин чего я нащупать не могу, даже будучи весьма опытным копом.
Понимаю, что поговорить действительно стоит, а время нашей смены подходит к концу, притормаживаю в подходящем месте, глушу мотор и прикрываю на секунду глаза, пытаясь сконцентрироваться. Не знаю, в какой момент между нами сложно стало так всё. После прикрытия и всего, что произошло там или гораздо раньше. Но с этим определённо, разобраться нужно будет.
- Серьёзно, что такого днём случилось, что ты вдруг...такая? Понимаю, что звучит несколько грубовато, но лучше сформулировать не могу в данный момент. Это неловко, это сложно и  я понятия не имею, не нарушаю ли границ сейчас и правильно ли вообще себя сейчас веду. Не понимаю потому что, происходящее со мной связано или что-то личное, с родителями, к примеру. Они у неё те ещё ребята. А ещё, мы друзья и наверное, нужно коснуться её сейчас или сделать ещё что-нибудь, приличествующее ситуации. Но это ещё более неловким стать может. Чен лучше разбирается обычно в таких ситуациях, даёт мне советы, подходящие ситуации. А сейчас вообще без понятия. Привык на неё полагаться в таких вопросах.

Отредактировано Tim Bradford (2022-11-29 00:10:26)

0

58


— ZELMA STANTON —
[marvel]
https://i.imgur.com/3Mpg4oS.gif https://i.imgur.com/EKEBUVD.gif
[adria arjona]

— ОБЩЕЕ —
библиотекарь из бронкса, милая девушка, закопанная в тысячи книг, посвятившая себя их пыльным корешкам и пожелтевшим страницам. в дом на бликер-стрит зельма пришла кутаясь в собственное неверие, матеря себя на всех известных ей языках, сама не понимая зачем решилась и чего хочет добиться от доктора стрэнджа. под шапкой жуткий зубастый нарост, сны похожи на затянувшийся в вечность кошмар. когда зельма ступает за порог, все то мистическое и скрытое, такое чуждое ей прежде, вдруг оказывается реальным и ощутимым.

у доктора стрэнджа мало объяснений, странные жесты руками в желтых, ну совершенно неподходящих погоде, перчатках, слова на незнакомом наречии. из головы у зельмы рвутся психо-личи, словно страшная зараза, словно она снова случайно заснула и кошмар преподнес ей в подарок уродливых тварей, гротескных и невозможных, просто чтобы позабавиться над несчастной. только зельме совсем не до шуток. в коридорах санктум санкторума лестницы сами собой удлиняются, безопасные (как казалось) коридоры обрастают дверьми, а за ними кто-то стучится и воет "о, не обращайте внимания, нам туда". 

зельме жить бы в реальном, держаться подальше от мистических монстров, паразитов и демонов, не открывать тайных дверей и уж точно не смотреть на библиотеку доктора стрэнджа, где зубастые книги норовят отхватить фалангу пальца (ну хоть одну, ну так, для закуски). мисс стэнтон, впрочем, оказывается не из пугливых, все равно тянет руки к тайным знания, соглашается помогать доктору с его библиотекой, так случайно, словно бы ненароком, погружаясь все дальше и дальше в мир магии, пока не становится ученицей.

добро пожаловать в санктум санкторум, зельма. чаю?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
:: архона идеальна, берите не глядя.
:: грамотность, желание развивать персонажа, знакомство с квм, а где встретить зельму в комиксах я покажу. по крайней мере совсем немного, чтобы понять что это за персонаж. ну или просто расскажу.
:: повышенной активности не требую, к оформлению постов непривередлив, но желательно писать все же от третьего лица.
:: для удобства можете сразу заглянуть ко мне со своим постом)
:: перелопатим комиксную историю, проживем несколько вселенных. в одной из них вонга в пятилетке нет, а мне ну очень нужна помощь (чтобы заваривать чай и открывать дверь), так что приходите, погрузимся в безумие.

— ПОСТ —

окей, гугл, выдай мне термин, квалифицируй тени,
измени мое представление о потерях

когда раздается вой полицейской сирены за окнами, стефан терпит. красные блики падают на окно, мигает подсвеченная надпись "выход" в конце коридора, начинают звенеть стекла от ударов и взрывов. стефан терпит. он, в конце концов, профессионал. трижды профессионал, черт возьми. с абсолютно нейтральным выражением на лице, опасным прищуром глаз, ровным шагом (никакого бега по коридорам без экстренной необходимости!), он знает прекрасно: паника рождает панику, хаос множится и расширяется если его не брать под контроль. нет ничего полезного в том, чтобы допустить эмоции до действий, это известно любому хирургу. жалость, сомнения, излишнюю эмпатию и сострадательность надо на время вырезать, положить на лед, окружить стерильными условиями ради сохранности, это потом уже можно вернуть все по своим местам, сшить, наложить повязку. сейчас - не время. так что когда где-то (кажется прямо над ухом) раздается громкое "БУМ!", стефан терпит. он не реагирует на замигавший свет, с тихим вздохом смирения принимает то, как задрожали инструменты на столике, что у одной из медсестер рассыпалась стопка карточек пациентов. вместо того, чтобы помочь, не отрываясь от дела, доктор стрэндж говорит только: "сестра хоббс, соберите все немедленно и помогите на стойке регистрации, там не справляются". по сути координировать других - не его дело, что происходит на улице - тоже. доктор стрэндж включается в процессы требующие лидерства по необходимости, ради собственной крайне важной работы, лишь потому, что если вокруг будет слишком много хаоса, что-то может повлиять и на его безукоризненную работу. подобное недопустимо.

"доктор палмер, в травматологии закончились бинты, пусть несут быстрее новые. и да, позовите доктора уэста, пусть займется делом, я в операционную". если что-то говорить, то только по делу. стрэндж показывает санитарам на каталку с больным, которого надо срочно прооперировать, а когда те, под потоком страждущих, банально не могут пробиться, берется за дело сам, заодно выхватывая несчастную задерганную практикантку себе в помощь ("у него всего лишь вывих, это подождет, срочно за мной"). стефан зашел на работу утром ненадолго, вчера он оперировал восемнадцать часов подряд, ему нужна была чашечка крепкого хорошего кофе, пара документов на подпись, проверить состояние своего пациента и может быть провести консультацию в онлайн формате по парочке интересных случаев. вот и все. далее стрэндж не отказался бы от ужина в приятной компании, бокальчика виски в баре гостиницы мариотт, а там... кто знает. когда в последний раз стефан вообще уделял время себе? у него крайне редко бывали выходные, он едва ли раз в полгода включал телевизор, фактически не следил за новостями. его жизнь упорядочена, все в ней вертится лишь вокруг собственных приоритетов, стефан с легкостью пропустил возвращение капитана америки к жизни, разрушение старк экспо и прочее, прочее, прочее. если речь не шла о стволовых клетках, новостях биоинженерии и конференциях посвященных нейробиологии, то было совершенно неразумно тратить свое время на подобное. "не сотвори себе кумира", так, кажется, договорится?
            но предполагаемый досуг накрылся резко. вместо хорошего кофе было быстрое облачение в халат, вместо онлайн консультаций - консультации в режиме оффлайн, с оказанием первой помощи всем кому не лень, между прочим. бесился ли из-за этого стрэндж? определенно. пытался ли изменить? нет. он был в больнице, фактически в своей вотчине, ему необходимо было следовать данной клятве, а уж после стрясти с руководства приятные бонусы он точно успеет. иногда все, что требовалось, это профессионализм и не более. так что стрэндж застрял в череде операций с легкими  перерывами на осмотр чуть менее искалеченных больных.

[indent][indent] - сегодня что, финал чемпионата мира по футболу? - спросил стрэндж, отпуская очередного пациента.
[indent][indent] - ты шутишь что ли, стефан?  - в ответ поинтересовалась палмер, накладывая гипс.
[indent][indent] - может быть тогда никс играет? - стефан пожал плечами и стал зашивать рану на руке. кристина так и не поняла шутил ли стрэндж или нет. вообще-то даже он сам не мог это понять до конца. пришельцы, космос, супергерои в воздухе - верить в это было странно, наблюдать за ними стефан отказывался, концентрация на работе была самым правильным в арсенале, и, если им всем удастся выжить, никаким коренным образом случившееся на жизнь стрэнджа не повлияет. а раз так, то зачем мусорить свою голову раньше времени, верно?

и все же, часам к шести ажиотаж стал стихать: каких-то больных распределили по другим больницам, кто-то справился за счет гугла и медсестер, вышли на смену те врачи, что не смогли раньше. стало чуть легче, стрэндж же, как казалось, вошел в поток, или открыл второе дыхание - черт разберет. во всяком случае, выпроводив очередного несчастного, решившего что док похож не на нейрохирурга, а на психолога, а потому нуждался в подробном пересказе как капитан америка спас его жизнь, стефан тут же приметил следующую цель.

[indent][indent] - вы, - резко выдохнул он, обращаясь к темноволосому мужчине в помятой и слегка окровавленной одежде. - да, я к вам обращаюсь, - добавил нетерпеливо стефан. что-то зацепило в незнакомце, и вероятнее всего перевозбуждение. по наличествующим травмам, даже на беглый взгляд, он явно побывал в переделке и довольно серьезной, но, судя по поведению, вколол себе адреналин, потому что иначе должен был вести себя куда тише.

стрэндж преодолел расстояние их разделяющее в один длинный шаг, поднял голову за подбородок повыше, направил в глаза диагностический фонарик, поводил из стороны в сторону.

[indent][indent] - следите за пальцем, - так же четко сказал стрэндж, следом убрал фонарик и мотнул головой, перехватывая пациента под руку, попутно взглянув так, на одного из посетителей, что тот молча освободил каталку. - садитесь. - стрэндж нахмурился, после чего еще раз провел беглый осмотр. - вы сильно приложились головой.  головокружение? тошнота? боль? шум в ушах? мистер.... как вас там, не дергайтесь.

у человека напротив глаза были совсем уж черные и лихорадочно блестящие, от него пахло кровью и потом, еще, кажется...фастфудом?

[indent][indent] - не самая хорошая идея лечить сотрясение картошкой фри. - все же добавил стефан, не удержавшись. и не то чтобы стрэндж был ярым сторонником "свидетелей здорового образа жизни", он и сам не раз нарушал прописные истины, но то он (врач, в конце концов), остальным же лучше было заботиться о себе внимательнее, сберегая собственную страховку.

Отредактировано Stephen Strange (2022-12-01 13:19:12)

+2

59


— REBEKAH MIKAELSON —
[the originals & tvd & legacies]
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/482197.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/865594.gif
[ana de armas]

— ОБЩЕЕ —
цветок дома майклсон. изящная как кружево и сильная как фундамент дома. ревностно оберегаемая клаусом и параноидально созависимая сестра. что слепо шла за ником и всегда защищала его. в то время, как сама желала лишь свободы. влюблялась слишком быстро и теряла слишком часто. растила свою племяшку хоуп почти год и была счастлива с белым заборчиком и домиком в пригороде. всю свою жизнь разменивала на заведомо обреченную семью. моя любимая младшая сестра, что получила свой заслуженный хэппи энд с марселем жераром и укатила в большое яблоко [или таки бросила его и стала королевой вечеринок?]. но, закончилось ли все свадебными колоколами? кто знает, ты мне расскажи. три эла, ника и хейли вернулось из мертвых. за эти три года, думаю тебе есть что нам поведать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
ребекка прекрасна, реиграбельна и многогранна. а с армас в отражении так и вовсе, нечто новое. все детали обсудим. очень жду идейную сестрицу, с которой у меня много общих тайн. надеюсь ты передумаешь насчет лекарства, во всяком случае, мы я буду тебя отговаривать. приходи и будь элегантна, ибо олвейс энд форевер

— ПОСТ —

fleurie & tommee profitt — midnight oil

[indent]сгребая пачку со стола, ногтем дерево задевая, полировку в отставку тем самым отправляя. хруст табака меж пальцев, плотно ютящегося в пепельной бумаге. росчерк привычного_инстинктивного движения по кремнию, и добытый огонь ласкает край сигареты. манит_дразнит, играет в привычные ласки пересохшего леса, со вспыхнувшей спичкой. откинувшись на стуле, гладковыбритый подбородок задумчиво потираешь. привычка свыше нам дана: любить, заботиться, защищать и убивать. идеального хищника аквамарином, по царапине на дубе. кажется кто-то из биб и боб, снова не внял твоим просьбам, не играть с ножами у батиного стола. флер раздражения на морщине залегает, с пометкой: отыскать виновного и призвать к ответственности. как только начнется пересменка упырьего патруля, разумеется. а до тех пор, у тебя полно времени на отыгрыш самоедской лайки, по системе станиславского.

[indent]смолы и никотин легкие обволакивают, растворяясь в вампирской регенерации, минуя нефтяные загрязнения легких. праздное занятие, глупая привычка, за которой можно уличить пару минут для себя. подумать, взвесить, отвлечься от происходящего вокруг и просто постоять. постоянный бег изматывает даже самого проворного и сильного хищника. ты вот уже более тысячи лет не мог найти покой и угол, в котором тебя не будут пинать метафорическим ботинком по ребрам. указывать что и кому ты должен, требовать, угрожать, ставить условия. последняя номинация целиком и полностью присуждалась волчице, разумеется. женщина ураган_ женщина победа. если бы каждый раз, после того как Маршалл разбивала твое сердце, ты покупал бы магнитик, то уже забыл бы какого цвета твой холодильник и как он выглядит. Хейли ножом по венам прохаживалась, не стесняясь вырисовывать вензеля. после того как она вернула себе человеческий облик, волчица четко обозначила рамки. забрала твою племянницу, своего блохастого мужа и переселилась на другую сторону улицы. аккурат под твои окна, дабы ты мог созерцать все их телячьи нежности вблизи. что это, как не новая веха в музее пыток имени Владислава Колосажателя.

[indent]собрать выводок костюмов от Бриони и переселиться подальше от рассадника шерсти, было твоей лучшей идеей. можно сказать, единственно верной. твое сердце нуждается в отдыхе, а разум в покое, которого судя по Наполеоновским планам Никлауса, ждать придется до прихода второго Ренессанса. все что оставалось, это сбежать и жить своей жизнью, не пересекая ее с семьей хотя бы на пятьдесят процентов. пока не грянет, хотя о чем это ты, уже грянуло. твое первое дитя, твой единственный сын, что оказался с заводским браком, четко обозначил свою позицию в городе. а два хвоста в виде Люсьена и Авроры, только еще больше добавляли миллилитров в вечернем стакане бурбона. очередная затяжка и добрый глоток из пузатого стакана, обласкали по голове невидимой рукой. а вот тишину и твое умиротворение, разбила об пол, так внезапно со стуком о железную рельсу, открывшаяся дверь. теперь ты уже не был уверен, что переоборудованный загородный склад, был идеальным местом для ведения твоих "сверхъестественных" дел.

[indent]— Эллен, ты как всегда пунктуальна. — приподняв сосуд с жидким золотом, ты поприветствовал вошедших. допив содержимое и оставив посуду на край, сделал еще одну затяжку. в то время как в просторное, наполненное свежим воздухом помещение, вошли шестеро вампиров, под предводительством прекрасной Эллен. ты встретил ее два года назад, она играла на пианино в местном джаз баре, собирала приличную публику и, кажется была всем довольна. к слову, оказалось что кровь она любит не меньше чем ноты Херби Хэнкока. на фоне любви к музыке вы и спелись. как эффектная брюнетка, корнями уходящая в адскую кухню, Эли была смышленой, безоговорочно дерзкой и что самое ценное, не давала спуску мужчинам. а как своего рода убежденный феминист, ты ловил кинки на сильных и независимых. сегодня и все предыдущие дни, бывшая жительница большого яблока, управлялась с группой из восьмерых мужиков и не ловила промахов, до сегодняшнего вечера.

[indent]оглядев нечто любопытное в руках Джесси и Кита, одна из твоих бровей, предательски чуть вздернулась вверх. — никак променяла Лиама и Шимуса на новую подружку. — это был даже не вопрос, а утверждение. вместо ответа, тебе аки подарок на рождество, к ногам, буквально кинули на вид безжизненное тело. оценив великолепие у мысков своих ботинок и тяжело вздохнув, ты вновь вопросительно глянул на Эл. — ребята наткнулись на нее в проулке. думали туристка, а оказалось что ведьма. но необычная. я такого еще не видела, да и парни тоже. — кто-то из кучки крякнул, подтверждая правдивость слов. — необычная говоришь... и что в ней такого особенного? — подперев пальцами подбородок, ты внимательно вглядывался в мимику вампирши. сколь сильно та лукавит и юлит. — она касанием словно магию из них вытягивала. впервые такое вижу. — встав с насиженного и теплого места, ты перешагнул через девицу и сунув по хозяйски левую руку в карман, начал расхаживать и жестикулировать правой. — то есть, ты хочешь сказать, что эти двое. . . ммм, скажем так, не самые интеллектуально обезображенные члены вампирского сообщества, вновь смели ослушаться твоего приказа. смею заметить, моего, прямого приказа, о запрете кормления на улицах. они захотели поживиться молодой студенточкой и схлопотали пару магических пасов, так? и вы решили притащить эту девицу сюда, потому-что, расправься с ней сами, вам не сносить головы? я все верно подметил, поправь если где-то ошибся. — шагнув к девчонке, наконец-то удостоил ее своего зрительного внимания. — она уже наказала их за эту ошибку. ты бы видел их, Элайджа. от ее прикосновения, их кожа стала становится серой, они будто умирали.

[indent]белые, практически пепельные волосы прикрывали светлое_мраморное личико. ресницы начали подрагивать, а глазные яблоки под веками нервно бегать. все это и не только, ярко сигнализировало о пробуждении новоиспеченной гостьи Нью Орлеана. а вместе с ней, просыпалось и некое любопытство. что же это за девица такая резвая, что смогла отправить в нокаут, двух полнокровных вампиров со стажем больше года. плюсом, ее сила вызывала некую интригу. о сифонах ты слышал из уст в уста. говорят что это не правильные ведьмы, от которых отказываются даже родные и близкие, не то что ковены. и ты первый в городе, кто узнал о появление данной диковины. — кажется вы слишком сильно ее приложили, у девушки теперь из-за вашей неуверенности в собственных силах, будет мигрень. — как только ее большие глаза блюдца распахнулись на всю широкую, ты протянул ей руку, дабы помочь подняться. но вместо того чтобы воспользоваться твоими услугами джентльмена, барышня предпочла подняться сама. — было бы предложено. — заложив руки за спину, ты прошел к столу, за повторным разливом высокоградусного. — меня зовут Элайджа. — звук расплескивающейся жидкость, тут же рассек комнату и отразился в каждом вампирском ухе.

[indent]— а ты, видимо отлично умеешь заводить друзей. — бурбон приятно обжег горло, заставив нежно цыкнуть, да на краткий миг оглядеть потолок над головой. — прости за грубость, некоторые вампиры не обучены этикету обращения с дамами. с другой стороны, ты как я вижу, способна постоять за себя, если того потребует случай. — допив и освободив руки от посуды, ты облизнул губы, визуально очерчивая аккуратное ушко, за которое ведьма только что заправила снежную прядь. — ну, раз уж все мы здесь успели познакомиться поближе в столь краткий срок, было бы чудесно узнать кто ты такая и что делаешь в Новом Орлеане? местные ковены не особо жалуют приезжих ведьм, так что на красную ковровую рассчитывать не приходится. значит, у тебя есть свои, определенные цели в этом городе.

+1

60


— KOL MIKAELSON —
[the originals & tvd & legacies]
https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/694257.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/7f/01/25/180659.gif
[herman tommeraas]

— ОБЩЕЕ —
дерзкий как пуля резкий. коварный, хитрожопый и умный младший брат [которого почему-то никогда не слушают. наверно потому что младший. бич числа, не иначе]. тот кто сумел свалить в закат с новоорлеанской ведьмой, красоткой давиной клэр. ты искал "всегда и навечно", стремился к нему, словно тебя отлучили от этой сиськи с детства. но это не так, ты всегда был и будешь частью этого проклятия. любитель магии, ведьм и всего мистического. пожалуй, тебе бы молодых ведьм обучать, ведь знаний у тебя хватает, но, ты слишком саркастичный и импульсивный для этого. спокойная жизнь не для нас, братишка. ты ведь сам знаешь. так что пакуй свою прекрасную жену, и хватит греть орехи у океана. возвращайся в новый орлеан и содрогай его фундамент с новой силой

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
куда майклсоны без кола! это как-то даже не серьезно. буду рад крутому брату. можешь приходить сразу с давиной, или один. как повезет. как по мне, томерас хорошо подходит для образа кола. можешь поспорить конечно, но, думаю девочки тебя разубедят

— ПОСТ —

fleurie & tommee profitt — midnight oil

[indent]сгребая пачку со стола, ногтем дерево задевая, полировку в отставку тем самым отправляя. хруст табака меж пальцев, плотно ютящегося в пепельной бумаге. росчерк привычного_инстинктивного движения по кремнию, и добытый огонь ласкает край сигареты. манит_дразнит, играет в привычные ласки пересохшего леса, со вспыхнувшей спичкой. откинувшись на стуле, гладковыбритый подбородок задумчиво потираешь. привычка свыше нам дана: любить, заботиться, защищать и убивать. идеального хищника аквамарином, по царапине на дубе. кажется кто-то из биб и боб, снова не внял твоим просьбам, не играть с ножами у батиного стола. флер раздражения на морщине залегает, с пометкой: отыскать виновного и призвать к ответственности. как только начнется пересменка упырьего патруля, разумеется. а до тех пор, у тебя полно времени на отыгрыш самоедской лайки, по системе станиславского.

[indent]смолы и никотин легкие обволакивают, растворяясь в вампирской регенерации, минуя нефтяные загрязнения легких. праздное занятие, глупая привычка, за которой можно уличить пару минут для себя. подумать, взвесить, отвлечься от происходящего вокруг и просто постоять. постоянный бег изматывает даже самого проворного и сильного хищника. ты вот уже более тысячи лет не мог найти покой и угол, в котором тебя не будут пинать метафорическим ботинком по ребрам. указывать что и кому ты должен, требовать, угрожать, ставить условия. последняя номинация целиком и полностью присуждалась волчице, разумеется. женщина ураган_ женщина победа. если бы каждый раз, после того как Маршалл разбивала твое сердце, ты покупал бы магнитик, то уже забыл бы какого цвета твой холодильник и как он выглядит. Хейли ножом по венам прохаживалась, не стесняясь вырисовывать вензеля. после того как она вернула себе человеческий облик, волчица четко обозначила рамки. забрала твою племянницу, своего блохастого мужа и переселилась на другую сторону улицы. аккурат под твои окна, дабы ты мог созерцать все их телячьи нежности вблизи. что это, как не новая веха в музее пыток имени Владислава Колосажателя.

[indent]собрать выводок костюмов от Бриони и переселиться подальше от рассадника шерсти, было твоей лучшей идеей. можно сказать, единственно верной. твое сердце нуждается в отдыхе, а разум в покое, которого судя по Наполеоновским планам Никлауса, ждать придется до прихода второго Ренессанса. все что оставалось, это сбежать и жить своей жизнью, не пересекая ее с семьей хотя бы на пятьдесят процентов. пока не грянет, хотя о чем это ты, уже грянуло. твое первое дитя, твой единственный сын, что оказался с заводским браком, четко обозначил свою позицию в городе. а два хвоста в виде Люсьена и Авроры, только еще больше добавляли миллилитров в вечернем стакане бурбона. очередная затяжка и добрый глоток из пузатого стакана, обласкали по голове невидимой рукой. а вот тишину и твое умиротворение, разбила об пол, так внезапно со стуком о железную рельсу, открывшаяся дверь. теперь ты уже не был уверен, что переоборудованный загородный склад, был идеальным местом для ведения твоих "сверхъестественных" дел.

[indent]— Эллен, ты как всегда пунктуальна. — приподняв сосуд с жидким золотом, ты поприветствовал вошедших. допив содержимое и оставив посуду на край, сделал еще одну затяжку. в то время как в просторное, наполненное свежим воздухом помещение, вошли шестеро вампиров, под предводительством прекрасной Эллен. ты встретил ее два года назад, она играла на пианино в местном джаз баре, собирала приличную публику и, кажется была всем довольна. к слову, оказалось что кровь она любит не меньше чем ноты Херби Хэнкока. на фоне любви к музыке вы и спелись. как эффектная брюнетка, корнями уходящая в адскую кухню, Эли была смышленой, безоговорочно дерзкой и что самое ценное, не давала спуску мужчинам. а как своего рода убежденный феминист, ты ловил кинки на сильных и независимых. сегодня и все предыдущие дни, бывшая жительница большого яблока, управлялась с группой из восьмерых мужиков и не ловила промахов, до сегодняшнего вечера.

[indent]оглядев нечто любопытное в руках Джесси и Кита, одна из твоих бровей, предательски чуть вздернулась вверх. — никак променяла Лиама и Шимуса на новую подружку. — это был даже не вопрос, а утверждение. вместо ответа, тебе аки подарок на рождество, к ногам, буквально кинули на вид безжизненное тело. оценив великолепие у мысков своих ботинок и тяжело вздохнув, ты вновь вопросительно глянул на Эл. — ребята наткнулись на нее в проулке. думали туристка, а оказалось что ведьма. но необычная. я такого еще не видела, да и парни тоже. — кто-то из кучки крякнул, подтверждая правдивость слов. — необычная говоришь... и что в ней такого особенного? — подперев пальцами подбородок, ты внимательно вглядывался в мимику вампирши. сколь сильно та лукавит и юлит. — она касанием словно магию из них вытягивала. впервые такое вижу. — встав с насиженного и теплого места, ты перешагнул через девицу и сунув по хозяйски левую руку в карман, начал расхаживать и жестикулировать правой. — то есть, ты хочешь сказать, что эти двое. . . ммм, скажем так, не самые интеллектуально обезображенные члены вампирского сообщества, вновь смели ослушаться твоего приказа. смею заметить, моего, прямого приказа, о запрете кормления на улицах. они захотели поживиться молодой студенточкой и схлопотали пару магических пасов, так? и вы решили притащить эту девицу сюда, потому-что, расправься с ней сами, вам не сносить головы? я все верно подметил, поправь если где-то ошибся. — шагнув к девчонке, наконец-то удостоил ее своего зрительного внимания. — она уже наказала их за эту ошибку. ты бы видел их, Элайджа. от ее прикосновения, их кожа стала становится серой, они будто умирали.

[indent]белые, практически пепельные волосы прикрывали светлое_мраморное личико. ресницы начали подрагивать, а глазные яблоки под веками нервно бегать. все это и не только, ярко сигнализировало о пробуждении новоиспеченной гостьи Нью Орлеана. а вместе с ней, просыпалось и некое любопытство. что же это за девица такая резвая, что смогла отправить в нокаут, двух полнокровных вампиров со стажем больше года. плюсом, ее сила вызывала некую интригу. о сифонах ты слышал из уст в уста. говорят что это не правильные ведьмы, от которых отказываются даже родные и близкие, не то что ковены. и ты первый в городе, кто узнал о появление данной диковины. — кажется вы слишком сильно ее приложили, у девушки теперь из-за вашей неуверенности в собственных силах, будет мигрень. — как только ее большие глаза блюдца распахнулись на всю широкую, ты протянул ей руку, дабы помочь подняться. но вместо того чтобы воспользоваться твоими услугами джентльмена, барышня предпочла подняться сама. — было бы предложено. — заложив руки за спину, ты прошел к столу, за повторным разливом высокоградусного. — меня зовут Элайджа. — звук расплескивающейся жидкость, тут же рассек комнату и отразился в каждом вампирском ухе.

[indent]— а ты, видимо отлично умеешь заводить друзей. — бурбон приятно обжег горло, заставив нежно цыкнуть, да на краткий миг оглядеть потолок над головой. — прости за грубость, некоторые вампиры не обучены этикету обращения с дамами. с другой стороны, ты как я вижу, способна постоять за себя, если того потребует случай. — допив и освободив руки от посуды, ты облизнул губы, визуально очерчивая аккуратное ушко, за которое ведьма только что заправила снежную прядь. — ну, раз уж все мы здесь успели познакомиться поближе в столь краткий срок, было бы чудесно узнать кто ты такая и что делаешь в Новом Орлеане? местные ковены не особо жалуют приезжих ведьм, так что на красную ковровую рассчитывать не приходится. значит, у тебя есть свои, определенные цели в этом городе.

Отредактировано Elijah Mikaelson (2022-12-01 15:13:46)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » CROSSTELLER » Гостевая книга » Нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно